Портал по тригенерации, когенерации и мини-ТЭЦ
Теплоснабжение и рынок

Теплоснабжение и рынок. Некоторые аспекты зарубежного опыта

 

Питер Истерайд, г. Берлин, Германия

Стоит начать с того, что после воссоединения Восточной и Западной Германии, все законы в области энергетики ФРГ были распространены на территорию бывшей ГДР. Таким образом, мы избежали долгого и, как часто бывает, мучительного поиска правильного решения. В этом были и свои недостатки, но на сегодняшний день можно сказать, что доля положительного эффекта преобладающая, т.к. законодательство сложилось в Германии за десятилетия более или менее органично. Теплофикационный закон является некой попыткой смягчить последствия либерализации рынка, и он вышел позже.

Сразу после присоединения были решения государства, направленные на то, чтобы как можно быстрей скомпенсировать то, что в ГДР не удалось сделать из-за неправильного подхода в экономике, т.е. истощения основных фондов энергопредприятий из-за того, что в энергетике ГДР работал принцип нереализуемого ремонта.

Законодательство сразу привнесло нам и наличие хозяина предприятия, поэтому все вопросы акционирования и приватизации (которые по моим впечатлениям длились в России довольно долго) были решены гораздо быстрее. Как правило, предприятия централизованного теплоснабжения в ГДР были переформированы в акционерные общества, которые отличались, прежде всего, тем (особенно по сравнению с другими восточноевропейскими предприятиями), что выручка у них осталась постоянна, т.е. никто не перестал платить за энергию. Это обстоятельство позволило продолжить эксплуатацию имеющихся тепловых сетей. Я сомневаюсь, что это дало бы нам возможность скомпенсировать за несколько лет эффект истощения основных фондов энергетики, который господствовал при социализме (так же как и в Советском Союзе), и наши сети тоже нуждались в реконструкции, капитальном ремонте, а то и в замене. А сточки зрения морального износа, мы отстали по уровню техники от цивилизованного мира на 20-25 лет. Вот этот пробел сразу компенсировать не получилось, и, собственно говоря, никогда не получилось бы собственными силами - здесь очень много дала поддержка государства. Немецкое Правительство в этой связи видело необходимость помощи и предоставило из своего бюджета определенные специальные фонды, предназначенные на повышение эффективности теплоснабжения. Были все формы финансирования: прямые субсидии, которые шли на инвестиции, фонды, которые тоже шли на инвестиции, но со сверхкороткими сроками амортизации, государственные кредиты с низким процентом. И субсидии выдавались вне зависимости от того, кто владеет акциями, государство или частный капитал. Мощные энергоснабжающие организации, у которых был хороший рейтинг, взяли не только государственные субсидии, но и деньги в банках.

В Берлине есть люди, владеющие домами, -один-два дома с парой десятков квартир, но это нетипично, основные домовладельцы - крупные строительные компании, владеющие множеством домов, они являются по сути ЖЭКами, и эти компании заключают договора с энергоснабжающими организациями о снабжении не одного дома, а многих.

Теплоснабжение - это не только источник тепла плюс теплосеть - это еще и клиент, или как мы раньше говорили - потребитель. И мы оговорили в договоре со строительными компаниями, которые являются владельцами жилых кварталов или домов, чтобы они поменяли вместе с нами индивидуальные тепловые пункты. У нас, как правило, не существует ЦТП, а только ИТП. Мы считаем выгодным (из технических соображений), что тепловые пункты должны принадлежать владельцам сетей потому, что не стоит оборудование, работающее с нашими сетями, отдавать в полную собственность людям, которые не разбираются в этой технике.

В 1990-х годах началось снижение подключенной тепловой мощности за счет энергосберегающих мероприятий. Понятно, что в панельных домах, построенных во времена ГДР, вкладывая определенные суммы, можно тоже достичь большого эффекта энергосбережения за счет утепления фасада, замены окон, замены в подвале ИТП.

Энергоснабжающие организации стараются заключать договора о централизованном теплоснабжении с домовладельцами на долгий срок, обычно 10-15 лет, потому что начальные затраты на станции и по прокладке сетей велики, и энергетики стараются приблизить сроки договора к срокам амортизации оборудования.

Что касается тарифов, то они были подняты не сразу, поднимались ступенчато, учитывая то, какие доходы получает население. Конечно, в этом плане есть некоторое сходство с Россией. Но есть и существенное различие в том, что прирост доходов в новых землях был довольно заметный. Доля, которую гражданин ГДР платил за электроэнергию и тепло, была ниже, чем мы сегодня платим; т.е. раньше мы платили по заниженным тарифам, которые не соответствовали реальным ценам, из-за того, что вся экономика была искажена.

Цены в Западном Берлине не рассматривали как тарифы, это всегда был конкурентный рынок. Тарифа как такового вообще не существует - есть тарифная формула, которая определяет цену на тепло в зависимости от стоимости топлива и ряда других факторов. Эта формула записана в договоре на теплоснабжение (как правило, долгосрочном), этим же договором фиксируется плата за мощность (чаще всего 50%), которая регламентирована законом в рамках 30-50%. Средняя плата за тепло в Берлине - 0,055 долл. США за кВт.ч, электроэнергия - втрое дороже.

Государство вмешивается лишь в те ситуации, которые требуют централизованного подхода, например, закон «О невозобновляемых источниках энергии». Конкурентами централизованного теплоснабжения выступили мазут и солярка, до определенного момента газ никакой роли не играл. А на Востоке с приходом газа очень быстро образовалась такая же картина, как и на Западе. И доля централизованного теплоснабжения в Берлине(меньше 40%) гораздо ниже, чем в российских городах. И для новых кварталов мы можем лишь предложить строителям наш вариант централизованного теплоснабжения, а выбирают они сами, сравнивая с нашими конкурентами, например, с газом.

Новые экономические условия, конечно, повлияли и на управление и на техническую политику энергоснабжающих предприятий. Численность персонала сократилась вдвое. Сразу были закрыты две ТЭЦ в Берлине, вместо которых была построена новая с парогазовым циклом, при этом температура уходящих газов на новой ТЭЦ - 80 ОС. В тех районах, куда тянуть сети централизованного теплоснабжения экономически не выгодно, строят мини-ТЭЦ (как правило - ГТУ). А в тепловых сетях основной акцент делают на продление ресурса (поэтому в Берлине существуют сети, которые служат уже 40 лет), большинство сетей проложены в каналах. Аварии на тепловых сетях (аварией считается большая утечка теплоносителя, отключений потребителей не бывает вообще - прим. автора) происходят с частотой 1 раз в 2-3 года, причиной чаще всего бывают строительные работы.

В энергосбережении заинтересован и потребитель. Например, в каждой квартире обязательно установлены водомеры, что снизило потребление воды в 2 раза - семья из трех человек потребляет в среднем 130-170 м3 в год.

 

Витаутас Стасюнас (Vytautas Stasiunas),

президент, Литовская Ассоциация централизованного теплоснабжения,

г. Вильнюс, Литва

В

 1960-90 гг. во всех больших городах и во множестве населенных пунктов Литвы были введены в действие системы центрального теплоснабжения. В Вильнюсе и Каунасе были построены дополнительно ТЭЦ.

До 1996 г. все оставалось примерно на прежнем уровне, а централизованное теплоснабжение было в ведении Литовглавэнерго, вместе с электроэнергетикой. В июле 1997 г. парламент Литвы принял закон о реорганизации и отделении теплового сектора от Литовглавэнерго, и передаче его муниципалитетам. И вместе с передачей всего теплового хозяйства муниципалитетам были переданы также теплофикационные станции Вильнюса, Каунаса и Клайпеды. И с 1997 г. была образована новая комиссия по регулированию цен при президенте Литвы - одна на всю страну. Все тепловые предприятия и теплосети должны были утвердить новые цены, и с этого времени начались серьезные перемены в тепловом хозяйстве Литвы.

К тому времени уже было начато сотрудничество со скандинавскими странами, и Литва очень много работала с Данией, а также с Финляндией и Швецией, по внедрению новых технологий, но это было сделано в основном в секторе производства тепла и транспортировки до вводов в жилые дома. До 1996 г. было сделано немало модернизаций котельных и тепловых трасс, начали менять старые трубы на предизолированные трубы бесканальной прокладки и т.д. Финляндия, Швеция и Дания (Дания в первую очередь) - мировые лидеры по централизованному теплоснабжению на основе комбинированной выработки тепла и электроэнергии и их технологии в Литве активно используются.

Вильнюсские тепловые сети сейчас сданы муниципалитетом в аренду на 15 лет французской фирме. В договоре записано, что цены на тепло должны снижаться, и управляющая компания добивается этого, активно работая с потребителем, оптимизируя сети, и переходя на новые технологии (например, используя отходы древесины в качестве топлива).

Система теплоснабжения Хельсинки служит достойным примером для подражания. Потери тепла в Вильнюсе - 14% на весь город (от производства до продажи), а в Хельсинки - 7%. Каждый час мы добавляем в теплосеть 100 т подпиточной воды, в Хельсинки - 9 т. А население в Хельсинки и Вильнюсе примерно одинаковое - по 600 тыс. человек. У нас только начали внедрять независимую схему, а у них сетевая вода циркулирует только до теплообменников, а по домам циркулирует другая, т.е. потребитель не подходит к сетевой воде, отсюда подпитка маленькая, поэтому можно улучшить качество воды, следовательно, нет коррозии, и нет такого понятия, как отключение теплотрассы на ремонт. Теплотрасса включается только один раз, когда подключили дом на обслуживание, и потом, если уж что-то случилось, так обязательно устанавливают другой источник тепла, потому что если отключат и будут неделю ремонтировать, так сразу найдутся конкуренты, которые будут давать тепло без перерывов.

Основной пробел, который у нас был, - это работа с потребителями. То, что делается внутри дома, теплоснабжающие организации не беспокоило. А предприятия, которые обслуживали внутри-домовые системы, ничего там не делали. Мы за 13 лет независимости много инвестировали в производство и транспортировку тепла, внедряли новые технологии, автоматику и так далее, но внутри дома почти никто ничего не сделал, а деньги за эксплуатацию дома люди платили. Но человеку все равно, какие там технологии, если ему в квартире холодно, и этим системы центрального теплоснабжения были дискредитированы перед потребителем, и поэтому сейчас в законе о тепле 90% посвящено людям.

До 1994 г. у нас была большая проблема в том, что предприятия, которые обслуживали дома и собирали плату с потребителей за отопление, не перечисляли эти деньги теплоснабжающим организациям. И тогда было принято решение правительства, что деньги с населения должны собирать сами предприятия, и с каждой квартирой заключать договор. По обслуживанию систем дома заключается договор всего дома с предприятием, которое победило по конкурсу. Дом представляется тремя способами - это либо правление при объединении жильцов, либо дом может создать объединенный договор всех квартир и выбрать своего представителя, либо мэрия назначает уполномоченного. Имущество предприятий - это теплотрасса до стены дома, а то, что внутри, это по закону имущество каждой квартиры; как бы сами они должны все там делать, но сами они никогда не сделают. А поскольку это не наше имущество, мы не можем инвестировать туда деньги, т.е. очень сложная ситуация получалась. Но очень помогло Литве то, что начал действовать новый гражданский кодекс, который был переписан заново, и в нем регламентировались необходимые процедуры в многоквартирных домах. Допустим, человек недоволен и хочет отключиться и сделать свое индивидуальное отопление, конституция это право защищает, но кодекс предписывает, что можно отключиться и прервать договор с центральным теплоснабжением только в том случае, если это не наносит ущерб соседям.

Гражданский кодекс регламентирует, что муниципалитет должен организовать общества жильцов, если общества не организовались, то должны быть назначены администраторы от муниципалитетов согласно закону «Многоэтажные квартирные дома».

С 1998 г. с помощью иностранного финансирования начал подготавливаться закон о тепле. В подготовку закона вмешивались конкуренты. Есть фирмы, которым этот закон невыгоден (прежде всего -газовое отопление), а так же предприятия, которые «обслуживали» дома (брали деньги, но они ничего не делали), очень легко жили - им топлива не надо, ничего не надо, а деньги брали и людям говорили, что им плохо из-за централизованного отопления. Окончание работы по созданию и принятию закона пришлось на период с 1 апреля 2002 г. по 20 марта 2003 г. И конечно, нужно было согласовать закон о тепле с другими законами, например, закон о Многоэтажных квартирных домах, закон муниципалитетов, закон Энергетики, закон Строительства, СНиПы, гражданский кодекс, Конституция. Существует закон о планировании территории, по которому, помимо общего перспективного плана города, должны быть составлены специальные планы, и один из этих планов по снабжению теплом. И должна быть подготовлена методика, которую утверждает уже министерство, где указаны критерии, по которым должен быть выполнен перспективный план города, и где должно быть установлено централизованное отопление, где газовое - все это должно быть утверждено Советом муниципалитета, но согласно методике.

Чтобы это все сделать, теплотехникам надо было организовать вокруг себя поддержку. Существуют различные ассоциации, например, муниципалитетов всей Литвы, т.е. организации, которые защищают потребителей. Им надо было объяснить, что если человек отключился, то он делает ущерб другим, которые остаются. Многоэтажный квартирный дом - это единое сооружение и нельзя его делить на квартиры, очевидно, что теплопотери в угловых и находящихся на северной стороне квартирах больше, чем по дому, но при этом они защищают остальные квартиры дома, и если одна квартира отключает отопление, она тем самым наносит ущерб своим соседям. Богатый может отключиться, а бедные, которые остаются, будут платить за него. Есть различные ассоциации потребителей, есть ассоциация многоквартирных этажных домов, ассоциация консультантов энергетики Литвы, которые стали делать расчеты и представлять действительную информацию обществу - какой способ теплоснабжения, в каком районе лучше для них. Ассоциации создавались постепенно, в Литве около 60 муниципалитетов, и есть ассоциация муниципалитетов, при создании которой перенимали опыт Европы, да и потом жизнь заставляет объединяться.

Когда реорганизовали Литовэнерго и тепловые сети передали муниципалитетам и тепловые предприятия остались одни, то решили, что надо ассоциацию создавать. Есть процедуры как ее создавать, сделали устав и т.д., и все ассоциации примерно по такой схеме образовывались.

Когда президент подписал закон о тепле, мы должны были подготовить подзаконные акты, планировали, что их будет 15, но получилось 25 подзаконных актов. На каждый подзаконный акт создали рабочую группу, пригласили консультантов, которые имеют опыт и могут написать документ. Среди этих актов «Правила по снабжению и потреблению тепла», «Методика по определению цен на тепло», «Методика по распределению и оплате от каждой квартиры от общего счетчика на дом», «Стандартные условия на продажу и покупку тепла». Самая сложная методика - это как перейти от общего счетчика дома к каждой квартире, потому что разные схемы и все это надо прописать, и в других странах это есть - от этого никуда не деться. Оплата, учет тепла - это самое сложное по сравнению с другими видами энергоносителей. Все акты размещались в Интернет для обсуждения и предложений, потому что правильный акт дает прибыль, а неправильный убытки.

 

Томас Нийнемяэ (Toomas Niinemae), Председатель правления AS Kohtla-Jarve, Soojus г. Таллинн, Эстония

После приобретения Эстонией независимости тепловое хозяйство было не в лучшем виде. Страна начала сотрудничество в области энергетики с Финляндией и активно перенимала их опыт, а так же опыт Швеции. В 1994-95 гг. началась реализация первых проектов по модернизации систем теплоснабжения, связанных с заменой тепловых узлов в домах. Были взяты кредиты и у Мирового банка, и у других банков, Европа оказала финансовую помощь. Проводилась большая работа с населением по разъяснению принципов работы, сущности теплового хозяйства, в крупных городах основная часть людей уже сознательно относится к вопросам теплоснабжения, в регионах эта работа продолжается, но это вопрос времени.

Мы доказывали необходимость закона о тепле, принятие которого дает, прежде всего, экономический эффект, уменьшение нагрузки на окружающую среду, экономию топлива, снижение платы за тепло, т.к. чем больше клиентов в сети, тем меньше себестоимость, и есть ряд других доводов.

В феврале 2003 г. эстонский парламент принял закон «О центральном отоплении» и там определены районы, где существует центральное отопление и в них нельзя дому отключиться от теплосети, и районы со свободной конкуренцией. И сейчас идет подготовка подзаконных актов к этому закону.

Таллиннскими специалистами выработан план развития теплового хозяйства Таллинна до 2015 г., где детально показано, какие возникнут новые районы, и поделено в каких будет централизованное теплоснабжение, а в каких - газовое. Технико-экономическими расчетами определено, что централизованное теплоснабжение наиболее выгодно, поэтому в законодательном порядке обязывают устанавливать в домах системы централизованного теплоснабжения. К тому же должен сохраняться потенциал для развития теплофикации, это нужно для будущего развития энергетики. Государство вмешивается в вопросы теплоснабжения только через инспекции энергорынка: предприятия, которые производят более 50 МВт.ч тепловой энергии, контролируются этими инспекциями, те, что меньше - под контролем местного самоуправления. Инспекции решают и спорные вопросы, выступая в качестве арбитров, и регулируют тарифы. Условия входа в тепловую сеть не регулируются, собственник тепловой сети покупает тепловую энергию у того, у кого выгодней. Плата за подключение нового здания к сети определяется на основе расчетов и зависит от того, насколько выгодно для тепловой сети подключать это здание.

Западные фирмы сейчас активно покупают источники и системы теплоснабжения, участвуя в открытых тендерах. В Эстонии в основном одноставочная тарифная система - платят за МВт.ч. В Таллинне основной производитель тепла - ТЭЦ, является акционерным обществом, где 100% акций принадлежит государству, а собственником сетей являются городские власти, и в законе прописали, что сеть едина и принадлежит одному собственнику, таким образом, почти исключаются возможности для возникновения перепродавцов. Сейчас эти сети сданы в аренду на 30 лет французской фирме. Часть теплового хозяйства принадлежит финской фирме и шведской фирме, владеющими несколькими котельными и сетями в одном из районов Таллинна.

Потребителем является дом, т.е. клиент - юридическое лицо, товарищество или домоуправление. Тепловые пункты обслуживает сам дом, нанимая кого угодно, а счетчики согласно закону принадлежат продавцам тепловой энергии. Установка тепловых счетчиков входит в обязанности продавца.

В Эстонии был принят закон «О квартирных товариществах», и там устанавливался срок, до которого дома должны были определиться со своей юридической принадлежностью, образовать товарищества, и если они этого не сделали, то местное самоуправление через суд назначает управляющего, который уже заключает договор с теплоснабжающими организациями и другими коммунальными службами. Услуги управляющего оплачиваются товариществом, за основу здесь была взята «скандинавская модель».