Портал по тригенерации, когенерации и мини-ТЭЦ

Стенограмма

Пленарное заседание «ТЭК РОССИИ  В XXI ВЕКЕ»


Второй всероссийский энергетический форум «ТЭК РОССИИ  В XXI ВЕКЕ»

Москва, Кремль

3 марта 2004 года



М.В.Одинцов

Уважаемые участники форума! Позвольте мне начать работу форума с приветствия, направленного в наш адрес, Председателем Совета Федерации Сергеем Михайловичем Мироновым.

От имени Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации и от себя лично приветствую участников второго Всероссийского энергетического форума.

Сегодня Российская Федерация - крупнейший в мире производитель и поставщик на мировом рынке энергоресурсов. С развитием отечественной энергетики связано, как повышение эффективности экономики страны, так и функционирование экономики многих мировых держав.

Российские энергетики делают все для развития отрасли, осваивают новые месторождения, совершенствуют технологию добычи, прокладывают новые трубопроводы и линии электропередачи. В освоении уникальных природных богатств России широко участвует мировое сообщество, инвестируя капитал, поставляя технику и оборудование, разрабатывая месторождения на условиях соглашения о разделе продукции.

Широкое участие в форуме представителей органов государственной власти Российской Федерации, крупных энергетических компаний, призвано оптимизировать поиск путей по дальнейшему развитию энергетики России в формировании полноценного рынка энергоносителей.

Искренне надеюсь, что участники форума в ходе его работы выработают рекомендации, реализация которых позволит сделать новый шаг на пути дальнейшего развития отечественной энергетики, реализация энергетических стратегий России до 2020 года.

Желаю участникам форума успешной, плодотворной работы! (Аплодисменты.)

Уважаемые участники, слово для приветствия от Государственной Думы предоставляется Комаровой Наталье Владимировне – председателю Комитета по природным ресурсам Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.


Н.В.КОМАРОВА

По поручению Председателя Государственной Думы я передаю его слова приветствия участникам форума.

"Приветствую участников второго Всероссийского энергетического форума. Реалии мировой экономики и внутренние потребности нашей страны ставят масштабные сложные задачи перед топливно-энергетическим комплексом России. В достижении стратегических целей развития страны, определенных Президентом Российской Федерации Владимиром Владимировичем Путиным, ТЭК будет играть весомую роль.

Первостепенной является задача реализации энергетической стратегии России до 2020 года. В Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации большое внимание уделяется процессам и тенденциям в отечественном, топливно-энергетическом балансе. В нашей законотворческой работе важное место занимает совершенствование нормативно-правовой базы для обеспечения эффективных темпов роста ТЭК России. Парламентарии заинтересованы в рекомендациях вашего форума по дальнейшему развитию российского законодательства в сферах энергетики и энерго ресурсосбережения.

Желаю участникам форума плодотворной работы!

Председатель Государственной Думы Борис Вячеславович Грызлов". (Аплодисменты.)


М.В.Одинцов

Слово для доклада предоставляется заместителю Министра энергетики Российской Федерации Яновскому Анатолию Борисовичу.

А.Б.ЯНОВСКИЙ

Добрый день, уважаемые коллеги! Уважаемые участники форума!

Прошло почти полгода после принятия Правительством в конце августа энергетической стратегии России на период до 2020 года. Хотел бы напомнить, что этот документ разрабатывался в течение нескольких лет специалистами всех заинтересованных министерств и организаций отраслевыми институтами, учеными Российской Академии наук и высших учебных заведений. В нем учтены предложения администрации субъектов Российской Федерации и общественных организаций.

Энергетическая стратегия неоднократно рассматривалась на парламентских слушаниях в Государственной Думой, в Совете Федерации на специально проводимых совещаниях, в том числе и на первом Всероссийском энергетическом форуме.

Я хотел бы поблагодарить всех участников этой большой работы, многие участники которой присутствуют в зале, за конструктивные замечания и позиции.

Естественно, что столь широкое обсуждение и в конце концов принятие энергетической стратегии потребовало многочисленных согласований, что определило ее относительно консервативный характер. В документе мы пытались избежать мер и решений, диктуемых сиюминутными или групповыми интересами. Поэтому, естественно, он не учитывает всех желаний тех или иных участников рынка, что и находит отражение в различных критических высказываниях и публикациях на эту тему.

Хотел бы отметить, что принятие энергостратегии является важным, но только первым шагом на пути создания цивилизованного рынка энергоносителей в стране. Трудности выбора последующих шагов связаны с решением конкретных, до настоящего времени остающихся дискуссионными вопросов, которые во многом зависят от складывающейся макроэкономической ситуации, обусловленной проводящимися в стране реформами: налоговой, межбюджетных отношений, жилищно-коммунального хозяйства и других.

В отраслях ТЭК такими дискуссионными вопросами остаются.

В газовой промышленности – это темпы роста цен на газ и темпы освоения месторождений полуострова Ямал, концепция рынка газа и реформирование.

В электроэнергетике – это объемы потребления газа и доля атомной энергетики, механизмы реструктуризации РАО "ЕЭС".

В нефтяной промышленности – это совершенствование недропользования, имея в виду объемы воспроизводства минерально-сырьевой базы и введения рентных платежей.

Дискуссионными остаются также такие общие вопросы, как государственное участие в развитии инфраструктуры для транспорта, энергоресурсов и соответствующие механизмы привлечения инвестиций, меры государственной поддержки развития независимых производителей энергоресурсов, инновационного развития отраслей топливно-энергетического комплекса.

Думаю, что эти вопросы найдут свое отражение в выступлениях на нашем форуме, а их решение поможет осуществить максимально конструктивные и ответственные меры по реализации энергетической стратегии, по достижению ее главных стратегических ориентиров, энергетической и экологической безопасности, энергетической и экономической эффективности. Это непростой и постоянный процесс, для содействия которому создана рабочая группа по мониторингу энерго стратегии с участием представителей заинтересованных министерств, Государственной Думы, Совета Федерации, Российской Академии наук, компаний топливно-энергетического комплекса и потребителей топливно-энергетических ресурсов.

Задача рабочей группы – организовать процесс реализации энергостратегии. Для решения этой задачи организовано и уже ведется институтами Российской Академии наук подготовка ежегодных обзоров по энергетической и экологической безопасности, энергетической и экологической эффективности энергетического сектора.

На основе этих обзоров предусматривается ежегодное представление доклада в Правительство с конкретными предложениями по реализации государственно-энергетической политики. Важнейшей составляющей этих предложений является законодательное обеспечение.

В ноябре прошлого года в Совете Федерации этому вопросу были посвящены специальные парламентские слушания, рекомендации которых составили основу проекта рекомендаций нашего форума.

В настоящее время уже приняты законодательные акты, заложившие основу экономического развития страны, ее энергетического сектора. Это в первую очередь кодифицированное право, оформленное в гражданском, налоговом, земельном, бюджетном, таможенном, водном и других кодексах.

В течение последних лет шло последовательное совершенствование законодательной базы, регулирующей отношения в топливно-энергетическом комплексе. В частности, в области налогообложения отменены акцизы на нефть и газовый конденсат, роялти, отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы.

Вместо них введен налог на добычу полезных ископаемых, отменены нулевые ставки акциза на природный газ, реализуемых на территории России и в республике Белоруссии, увеличены ставки акциза на нефтепродукты, а уплата акциза перенесена с МПЗ на АЗС. Снижена ставка налога на прибыль до 24 процентов. Введен прямой раздел продукции без вычета налога на добычу.

В области таможенной политики введено определение предельной ставки ввозной пошлины на нефть по соответствующей формуле. В течение последних лет также получила развитие правовая база, регулирующая отношения в вопросах недропользования, имея в виду разовые платежи за пользование недрами, в том числе по соглашениям о разделе продукции.

В области охраны окружающей среды и при размещении, проектировании, строительстве, реконструкции, эксплуатации объектов энергетики.

В области безопасности гидротехнических сооружений, безопасности использования атомной энергии, имея в виду ввоз в Российскую Федерацию облученных, тепло выделяющих сборов зарубежного производства.

Особое значение имеют решения, принятые в сферах деятельности естественных монополий, прежде всего по реформированию электроэнергетики. Я имею в виду пакет законов об электроэнергетики, внесение изменений в закон о естественных монополиях, о государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию.

Принят закон о лицензировании отдельных видов деятельности, в соответствии с которым лицензированию ВТЭК подлежат эксплуатации магистрального трубопроводного транспорта и нефтегазодобывающих производств переработка нефти и газа, их транспортировка и хранение.

Внесены изменения в Водный кодекс о лицензировании пограничных водных объектов. Ратифицированы соглашения между Россией и Казахстаном о разграничении на северной части Каспийского моря в целях осуществления суверенных прав на недропользование и протоколы к этому соглашению, а также между Россией и Азербайджаном о разграничении сопредельных участков на Каспийском море.

Ведется работа с европейским сообществом по энергетической хартии.

В настоящее время в Правительстве, в Совете Федерации в Государственной Думе находятся на рассмотрении около 60 законопроектов, направленных на выработку энергетической политики.

В результате проведенных парламентских слушаний сформирован перечень из 17 приоритетных законопроектов, формирующих механизмы реализации энергостратегии.

Кратко остановлюсь только на важнейших. Обеспечение энергетической безопасности страны является важнейшей составляющей национальной безопасности. В свое время Правительством был подготовлен законопроект о федеральных энергетических системах, отозванный впоследствии из Государственной Думы. А в Совете Федерации была создана рабочая группа по подготовке законопроекта об энергетической безопасности Российской Федерации.

Сделанные при подготовке этих законопроектов наработки, уже использованы при формировании, согласованы в настоящее время с заинтересованными министерствами, концепцией законопроекта о федеральных энергосистемах. Этот законопроект направлен на обеспечение энергетической безопасности и сбалансированного развития топливно-энергетического комплекса на основе единственных целей и методов государственной энергетической политики на федеральном уровне при разделении полномочий и ответственности между федеральным центром и регионами, исходя из принципов, заложенных нашей Конституцией.

В законопроекте предполагается дать четкую формулировку понятию федеральной энергетической системы, определить каждую из них и определить компетенцию Российской Федерации в сфере ведения федеральных энергетических систем.

Энергостратегия России – это в значительной мере стратегия использования углеводородных и иных топливно-энергетических ресурсов. Недропользование и управление государственным фондом недр должны обеспечивать воспроизводство минерально-сырьевой базы рационального использования недр, в том числе с учетом и средств будущих поколений.

В связи с этим возникает необходимость кардинальной переработки с этих позиций действующего федерального закона о недрах и проекта закона о концессии. Эта работа уже ведется в Министерстве природных ресурсов и Минэкономразвитии России с участием других заинтересованных организаций

Принятие этих законов позволит комплексно подойти к развитию минерально-сырьевой базы полезных ископаемых, законодательно оформить решение вопросов по воспроизводству минерально-сырьевой базы, рационально использовать недра на основе единой системы государственного контроля за полнотой качества и временем разработки месторождений, в целом поднять эффективность разработки месторождений и обеспечить топливно-энергетический комплекс энергетическим сырьем.

Важнейшим стратегическим приоритетом энергетической стратегии является повышение энергетической эффективности российской экономики. Закон об энергосбережении напрямую призван работать на повышении эффективности всей экономики страны. Для этого он должен содержать положения о формировании механизмов энергосбережения в федеральной бюджетной сфере, формировании основ создания финансирования и функционирования федерального, региональных и муниципальных фондов энергосбережения, формирования механизмов стимулирования энергосберегающий мероприятий, определение мер и механизмов экономического и административного воздействия за нерациональное использование топливно-энергетических ресурсов.

В настоящее время Минэкономразвития завершает подготовку соответствующих поправок в действующий ныне закон об энергосбережении.

Дальнейшее расширение рыночных принципов в экономике обуславливает необходимость структурной перестройки в отраслях топливно-энергетического комплекса. Важнейшим элементом такой перестройки было и остается реформирование естественных монополий. Это потребует внесения изменений и дополнений в федеральный закон о естественных монополиях, обеспечивающих нормативно-правовую базу и правила деятельности участников энергетического рынка.

Опыт реформирования электроэнергетики показывает, что этот процесс может регулироваться только специальным законодательством. Так для осуществления реформ в газовой отрасли будет необходимо переработать федеральный закон о газоснабжении в Российской Федерации после принятия Правительством соответствующей концепции развития рынка газа.

Особую социальную нагрузку несет разрабатываемый в настоящее время при участии комиссии Совета Федерации по естественным монополиям проект федерального закона о теплоснабжении, имеющий сильно выраженный региональный и муниципальный аспект.

Решением проблемы повышения энергетической эффективности экономики будет также способствовать принятие целого комплекса технических регламентов, подлежащих разработке в связи с принятием закона о техническом регулировании. Соответствующие программы сформированы Госстандартом и начата разработка отдельных регламентов.

В настоящее время федеральная энергетическая комиссия предлагает для обсуждения проект федерального закон об основах ценовой политики Российской Федерации. По мнению разработчиком этот закон должен обеспечить, с одной стороны, развитие конкурентных рыночных отношений в секторах экономики, где действуют свободные цены, а с другой – защиту интересов государства и потребителей товаров о ценовых манипуляциях и других негативных явлений. При этом регулирование тарифов на энергоресурсы осуществляется как на федеральном, так и на региональном уровне.

По существу – это попытка восполнить проблемы в действующем законодательстве и систематизация законодательной базы государственной ценовой политики.

Для обеспечения экономической, в том числе бюджетной эффективности энергетики необходима система правовых административных, экономических мер, направленная на улучшение предпринимательского климата в создании ясных и стабильных правил экономической деятельности компаний, гарантирующая соблюдение прав инвесторов за счет создания предсказуемого и сбалансированного режима налогообложения и правовой базы, защищающей права инвесторов.

Среди многообразия соответствующих мер я остановлюсь только на некоторых.

Во-первых, налогообложение. Важным шагом в повышении эффективности использования энергетических ресурсов должен быть переход к рентным платежам за использование недр. Этот вопрос активно обсуждался в Правительстве, в Государственной Думе, в Совете Федерации, общественностью и представительство он должен получить разрешение в законодательном акте.

Предлагается внести изменения и дополнения в Налоговый кодекс Российской Федерации, касающиеся Водного налога, а в дальнейшем переработать Водный кодекс, который обеспечит развитие правовых отношений в сфере пользования водными объектами, включая вопросы энергетики.

Во-вторых, это законопроекты, касающиеся деятельности отраслей ТЭК. Это законопроект о магистральном трубопроводном транспорте, о внесении изменений и дополнений в закон об использовании атомной энергии и в закон о государственном регулировании в отрасли добычи и использования угля.

В частности, рассмотрение законопроекта о магистральном трубопроводном транспорте существенно затянулось. Закон мог бы установить взаимоотношения всех участников рынка, имеющих отношение к углеводородному сырью, имея в виду на всех стадиях: добыча, транспорт, переработка, сдача на экспорт и так далее. В нем можно было заложить такие общие вопросы, как государственное участие в развитии инфраструктуры для транспортных энергоресурсов и соответствующие механизмы привлечения инвестиций, совершенствование государственного регулирования деятельности организаций транспорта, трубопроводных систем с установлением тарифов, обеспечивающих формирование финансовых ресурсов, достаточных для реализации принятых инвестиционных программ.

Реформирование электроэнергетики поставило вопрос о необходимости дальнейшего совершенствования некоторых действующих законов. В частности, закон о лицензировании никак не отрегулировал вопрос передачи лицензий при реорганизации юридических лиц. Вопросы реформирования АО "Энерго" вступают в противоречие с отдельными положениями закона о банкротстве. Закон об акционерных обществах также недостаточно отрегулировал процедуру реорганизации.

Эти вопросы общего характера, но они могут заметно влиять на ситуацию в энергетики.

Топливно-энергетический комплекс объективно является одним из основных источников загрязнения окружающей среды. С целью последовательного ограничения его нагрузки на окружающую среду требуется создание гармонизированной законодательной и нормативно-правовой базы, жестко регламентирующей обеспечение экологической безопасности. Необходима разработка законопроекта о плате за негативное воздействие на окружающую среду.

Кроме того, в составе такой базы может быть федеральный закон о возобновляемых и нетрадиционных источниках энергии для обеспечения правовых предпосылок приоритетного использования возобновляемых источников энергии в целях экономии органического топлива и охраны окружающей среды.

В заключении. Я надеюсь, что выступающие на пленарном заседании и участники работы "круглый столов" конструктивно выскажут свое мнение по проекту рекомендаций, прежде всего по приоритетным законопроектам, возможно, по их дополнениям или изменениям.

Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)


М.В.Одинцов

Спасибо, Анатолий Борисович.

Слово предоставляется председателю Комитета по энергетике, транспорту и связи Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Язеву Валерию Афанасьевичу.


В.А. ЯЗЕВ

Уважаемые участники форума! Не будет преувеличением сказать, что энергетика является, конечно, основой современной цивилизации, не меньше, она является фундаментом современного индустриального общества, обеспечивает деятельность всех отраслей и форм экономики.

С другой стороны, энергетика сама по себе служит мощнейшим фактором экономического развития. Она формирует глобальные, макроэкономические пропорции, которые оказывают в свою очередь определяющее значение для направления экономического развития.

Российская государственная энергетическая политика должна основываться на выверенном балансе мер государственного регулирования и рыночного саморегулирования. В этой политике надо выделить два принципиально важных аспекта.

Во-первых, энергетика, как отрасль является объектом управления в целях поддержания юридической безопасности страны и обеспечения населения и экономики соответствующими ресурсами.

Во-вторых, энергетика – это субъект управления, при помощи которого осуществляется комплексная макроэкономическая политика в других отраслях и оказывается управляющее воздействие на все сферы и жизни общества.

В последнее время в обществе усиливаются настроения, связанные с серьезной озабоченностью, как внутренней ситуации в российском ТЭКе, так и его суммарным отраслевым влиянием на социально-экономическое развитие страны. В России началась масштабная дискуссия по наиболее принципиальным проблемам энергетической политики. В ходе ее высказывается опасение в связи с угрозой простого проедания экспортных доходов, полученных из-за высоких мировых цен, раздаются призывы к усилению государственного контроля за стратегическими и энергетическими ресурсами, кардинальному реформированию механизмов изъятия природной ренты.

В этой связи недавнее принятие энергетической стратегии России на период до 2020 года является фактом исключительно позитивным. Это едва  ли не первый с момента отказа от советской системы планирования опыт комплексного анализа и перспективного планирования развития важнейшей отрасли. Но уже сейчас очевидна необходимость корректировки ряда положений стратегии, в том числе и по вопросу ускорения экономического роста в стране, заданная Президентом Путиным.

В этой связи предстоит пересмотр и дальнейшее совершенствование концептуальных основ государственной политики в сфере ТЭК. Главным инструментом государственной энергетической политики будет являться комплекс мер экономического регулирования. А основой государственной энергетической политики станет дальнейшее развитие совершенствования нормативно-правовой базы.

Уважаемые коллеги, сегодня назрела необходимость комплексного анализа действующего законодательства о естественных монополиях. Нужна его оптимизации с учетом реальных проблем, возникающих в процессе реформирования отраслей ТЭКа. Это реформирование должно быть неразрывно увязано с укреплением энергетической безопасности Российской Федерации. Важнейшей функцией государственной энергетической политики должен остаться контроль за деятельностью федеральных энергетических систем и атомной энергетики, может быть, в первую очередь.

В прошлом году была завершена разработка пакета законодательных актов по реформе электроэнергетики в Российской Федерации. Вступившие в силу шесть федеральных законов, дали старт широкомасштабной реформе, необходимой после введения законов в действие, проводить постоянный мониторинг влияния принятых законов за энергетику, отслеживать достижение тех целей, ради которых создавались законы. И в апреле Правительство будет отчитываться в Госдуме о ходе реформирования электроэнергетики.

Серьезной дискуссии вызывает необходимость и особенности реформирования газового комплекса России. Главной причиной структурных изменений здесь провозглашается создание рыночной конъюнктурной среды, которая, якобы разрешит накопившиеся проблемы и создаст стимулы для ускоренного развития отрасли.

В этой связи хотелось бы сделать два принципиальных замечания.

Первое. Когда мы говорим о конкурентной среде, то в первую очередь нам нужно думать о конкуренции с транснациональными компаниями. Недопустимо в ходе реформирования потерять ведущие позиции нашей газовой отрасли в мире, допустить разрушение единой системы газоснабжения как уникального народно-хозяйственного комплекса, созданного в предыдущие десятилетия.

Показательно, что со стороны европейского сообщества постоянно навязывается единственная реформаторская мысль – расчленить "Газпром" с выделением газотранспортной инфраструктуры. Но если посмотреть на газо-либеральную Европу, где уже который год в жизнь воплощается газовая директива. Только Великобритания, Англия реально разделили добычу транспорт газа, газораспределение и сбыт его. Все остальные страны, включая такие ведущие, как Франция, Германия, Италия пока только разделили свои бухгалтерские учеты, отдельно учитывая затраты на транспортировку газа.

Второе. Радикально-форсированные преобразования в отрасли могут принести только очевидный и непоправимый вред. Но наша осторожность здесь не должна превращаться в свою очередь в другую крайность. Консервация существующего положения и отказ от решения назревших проблем. Направления преобразования в газовой отрасли очевидны.

Во-первых, это преодоление очевидных диспропорций развития газовой отрасли и трудности становления рынка, в том числе и институциональные, дальнейшее развитие форм и методов государственного регулирования, снятие административных ограничений, с другой стороны, и расширение сферы применения рыночных институциональных механизмов.

В этой связи проведение именно институциональных преобразований, а не только структурных, но педалируется тема только на структурные, к настоящему времени являются, пожалуй, наиболее актуальными и приоритетными. Нам нужно развитие рыночной инфраструктуры, в частности институтов биржевой торговли для продажи части газа уже сегодня по рыночным ценам.

Для нефтегазового комплекса России особое значение имеет проблема законодательного обеспечения деятельности магистрального трубопроводного транспорта. Замминистра Яновский только сейчас об этом говорил, что без адекватного правового регулирования транспортной инфраструктуры нефтегазового комплекса невозможно дальнейшее поступательное развитие, и развитие газовой отрасли, в первую очередь газовой добычи, и развитие нефтяной отрасли сегодня лимитируется наличием свободных трубопроводных мощностей.

При этом в руках государства должен остаться контроль за стратегической транспортной инфраструктурой государственного регулирования тарифов на услуги по транспортировке и регулирование деятельности организаций трубопроводных систем, как субъектов естественных монополий. В этой связи проект федерального закона о магистральном трубопроводном транспорте Комитета по энергетике, транспорту и связи Госдумы считается одним из приоритетных.

Один из наиболее острых вопросов, нуждающихся в законодательном регулировании является порядок присоединения нефтегазодобывающих организаций к системе магистрального трубопроводного транспорта. Здесь должен, конечно, действовать порядок, определенный федеральным законом, а не хозяйствующими субъектами. Здесь будут вноситься существенные изменения и дополнения, в том числе в отношении принципов равного доступа вопросов технических возможностей, выполнения своих обязательств транспортной организацией норм по недопущению необоснованного отказа от исполнения обязательств по транспортировке.

При подготовке данного законопроекта особое внимание уделяется вопросам правового режима собственности на объекты трубопроводного транспорта, в том числе возможности создания частных объектов правового статуса их собственников и операторов с точки зрения единственного управления системами.

Существенного изменения требует механизм формирования тарифов, порядок их установления и взимания, в том числе с учетом инвестиционной тарифной составляющей. Наконец, широко обсуждается возможность внедрения банка качества нефти применительно к системе транс нефти, позволяющего компаниям осуществлять компенсацию потерь от смешения нефти из различных месторождений при ее транспортировке.

Здесь предстоит еще очень много сделать, так как введение компенсаций без соответствующей дифференцированной системы налогообложения лишь породит дискриминационный подход к организациям, осуществляющих добычу углеводородного сырья в сравнительно худших горно-геологических условиях.

Особый социально-политический резонанс и исключительно важное значение имеет проблема, связанная с внесением серьезных концептуальных корректив в законодательное обеспечение недропользования и управления государственным фондом недр.

Более подробно эту тему раскроет председатель Комитета по природным ресурсам Комарова Наталья Владимировна. Я только хочу сказать то, что за некоторые позитивные сдвиги за последние 10 лет были, но, тем не менее, сегодня прирост разведываемых запасов не опережает, к сожалению, а отстает от темпов добычи природных ресурсов. Требуется упорядочение механизма предоставления права пользования недрами с четкой регламентацией всех стадий, этапов процесса лицензирования с закреплением в лицензиях и договорах на пользование участками недр обязательств недропользователей.

Россия – одна из немногих стран, где нет специального закона о нефти и газе. Возможно, следует пойти по пути использования опыта ряда промышленно развитых государств и вернуться к идеи о специализированном федеральном законе под условным названием о нефти и газе.

Например: в Норвегии существует законы 1985-1996 годов о нефтяной деятельности, в которых нужно учесть специфику добычи углеводородного сырья. О чем идет речь? Сегодня в России строится законодательство, что вопросы налогообложения ТЭКа в Налоговом кодексе, вопросы собственности в других налогах, ряд стран пошел по пути создания специальных финансовых механизмов деятельности предприятий ТЭКа, касающихся добычи нефти, газа и деятельности в этой сфере.

Мне кажется, можно более серьезно и у нас в стране подойти так комплексно к вопросам деятельности предприятий ТЭКа. В условиях реформирования внутренних топливно-энергетических рынков ключевую роль приобретает структурная налоговая ценовая тарифная политика государства.

мк

Очевидно, что российская экономика имеет структуру издержек, не сопоставимую со структурой издержек как развитых, так и развивающихся стран. Затраты энергии в России всегда были примерно вдвое выше, чем в Европе и втрое, чем в Западной и Южной Европе и Новой Англии. Эти факторы, конечно, накладывают серьезные ограничения на налоговую нагрузку на наши предприятия ТЭК. С началом реформ в России цены на нефть и нефтепродукты стали формироваться свободно, цена же на газ, регулируемая государством, искусственно сдерживалась в надежде на то, что газовая пауза будет способствовать развитию других отраслей экономики. Заниженные цены на газ привели к завышенному спросу на него и сформировали в стране нерациональную структуру топливно-энергетического баланса. Эти объективные причины во многом объясняют существование серьезных концептуальных проблем в налоговой и тарифной системе России. Отсюда следует, что и Правительству, и Госдуме необходимо еще раз взвешенно и серьезно подойти к комплексной, правовой реформе налогового законодательства. Один из возможных путей это установление повышенных ставок налога на добычу полезных ископаемых для высокорентабельных месторождений и сниженной для месторождений со сложными геологическими условиями и низкодебитными скважинами. Налоговая система может и должна стимулировать уход от транспортных цен, приращение запасов, более рациональное их использование, повысить коэффициент извлечения сырья из месторождений.

Магистральным направлением развития экономики в России в ближайшие 20 лет должно стать энерго- и ресурсосбережение. Я уже говорил, что мы в разы на доллары или на рубль внутреннего валового продукта больше расходуем энергоресурсов. В соответствие с энергетической стратегией до 2020 года предлагается уменьшить удельную энергоемкость на 26-27 процентов, поэтому требуется и пересмотр, и комплексная проработка нового федерального закона об энергосбережении. Давно назрела задача законодательного стимулирования и использования нетрадиционных и возобновляемых источников энергии. Важное значение, на мой взгляд, для ресурсосбережения имеет и принятие закона об использовании природного газа в качестве моторного топлива. Он был разработан Госдумой, прошел Совет Федерации, отклонен Президентом Ельциным. Сегодня рассматривается с Правительством вопрос совместной работы над этим законопроектом.

Одна из главных задач энергетической стратегии создание инвестиционной привлекательности российского ТЭКа, потому что для достижения определенных в ней целях потребуется огромные многомиллиардные инвестиции и здесь есть два принципиальных вопроса. Во-первых, без радикальных мер по изменению инвестиционного климата, уменьшения оттока капитала за рубеж, корректировке налогового и амортизационного режима, привлечения инвестиций из всех источников, поступательное развитие ТЭКа, реализация стратегии невозможна.

Во-вторых, стабильное эффективное законодательство уже фактом своего наличия создает благоприятную среду для привлечения инвестиций. Вчера на коллегии Минсвязи министр Рейман высказал понятную, но не звучащую часто мысль о том, что национальное законодательство в значительной степени определяет капитализацию нашей компании, то есть сегодня известные компании "Газпром", "ЛУКОЙЛ", "РЖД", имеющие определенные стоимости на фондовом рынке, при изменении законодательства могут в разы увеличить свою капитализацию. И этот фактор надо тоже учитывать при разработке законов на всех уровнях. Надо искать новые формы, не отметая те, что уже страна наработала опыт, это и СРП может разрабатывать и принимать скорее закон о концессиях, который тоже где-то буксует.

Уважаемые коллеги, подводя итог сказанному, хотел бы еще раз подчеркнуть, мы сегодня стоит на пороге качественно нового этапа в развитие нашего общества, экономики и что очевидно, законодательства. Пора от законодательства, стихийно сложившегося в 90-е годы и призванного решать зачастую сиюминутные антикризисные задачи преодоления экономического спада, переходить к формированию нового системного законодательства. Целью его будет обеспечение нового этапа динамичного, устойчивого, а не коньюктурного экономического роста в России. От решения задачи этой новой и масштабной модернизации нашей страны и законодательства будет зависеть и сохранение ее как великой державы в ХХ1 веке. Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)


М.В.Одинцов

Слово предоставляется председателю Федеральной энергетической комиссии Российской Федерации Кутовому Георгию Петровичу.


Г.П.КУТОВОЙ

Уважаемый президиум, уважаемые участники форума! Я считаю, что тема, которую мы сегодня с вами обсуждаем, является основополагающей экономической составляющей развития всего нашего общества и успех его зависит от того, насколько правильно будут решаться вопросы в сферах топливно-энергетического комплекса. В области ценообразования, которая является, я подчеркиваю, единственным универсальным критерием взаимоотношений  между производителем и потребителем. Государственное регулирование организовано, вы знаете последние 10 лет и нам удалось за последние три года переломи тенденцию, когда цены на тарифы и цены на товары и услуги естественных монополий включая тарифы естественных монополий по темпам роста стали отставать от инфляции, то есть естественно-монопольные виды деятельности, практически весь топливо-энергетический комплекс ушел из сферы, которая является мотивацией для раскручивания инфляционного процесса в экономике. Такую тенденцию, естественно, государственное регулирование должно сохранить и на будущее с тем, чтобы экономическое развитие нашего общество осуществлялось по наиболее эффективному использованию тех ресурсов, которыми оно располагает, а не наращивать, как в свое время наращивая ресурсный потенциал, использовать его неэффективным образом.

В энергетической стратегии России показаны практически все аспекты проблем, которые необходимо решить в нашем обществе. Это очень масштабные задачи. Если поставить перед собой всю структуру проблем, связанных с реализацией установки нашего Президента удвоения ВВП за 10 лет и снижение энергоемкости валового внутреннего продукта примерно на те же цифры, в энергетической стратегии это, примерно, на 60 процентов, то задача становится неимоверно тяжелой, неимоверно напряженной, потому что те основные фонды и их активная часть, которая сегодня используется в нашей экономике, особенно в отраслях перерабатывающих, они устарели настолько, что требуются огромные капвложения для того, чтобы их модернизировать, технически, технологически заменить и наращивать производство наиболее экономичным, наиболее энергоэффективным способом.

Законодательство, которое мы сегодня имеем в области регулирования естественных монополий, предусматривает глубокую реформу хозяйственных отношений в энергетике. Вы знаете, мы уже создаем рынок свободных поставок и свободных цен на энергоресурсы. Вы знаете, что железная дорога получила законодательную базу для реформирования. На очереди осмысление идет и концептуально обсуждается проблема реформирования газовой отрасли с созданием рынка газа. И в этой связи роль государственного регулирования заключается в том, чтобы обеспечить такую динамику ценообразования, такую структуру всех факторов, влияющих на эту проблематику, чтобы потребитель имел ценовую нагрузку на все виды своей деятельности не выше тех инфляционных процессов, которые закономерно будут складываться в нашей стране в том или ином регионе. Это задача не простая.

В электроэнергетике комплекс те законов или пакет тех законов, который был принят в прошлом году, это очень всеобъемлющий, всеохватывающий документ электроэнергетики, но, тем не менее, все эти документы были направлены на то, чтобы обеспечить хозяйственно-договорные отношения в энергетике на уровне простого воспроизводства. Эти законы не раскрыли и не создали мотивацию для развития энергетического хозяйства. Инвестиционная политика не раскрыта в этом законодательстве. Имеется в виду, что вы говорите давайте сначала мы сделаем рынок, а потом инвестиции придут в нашу отрасль сами собой. За все последние 10 лет в электроэнергетику инвестиции не пришли, объективных причин здесь очень много, но самое главное, что мы можем и еще очень долго ждать до тех пор, во-первых, сдерживать рост тарифов и это объективная тенденция должна быть сохранена на рынке поставок электроэнергии, то риски инвесторов в нашей сфере, в электроэнергетике, естественно, пока отталкивающие и сюда инвестиции не придут. Сегодня в основу ценообразования мы делаем первый шаг для того, чтобы заинтересовать инвесторов вступить в бизнес в энергетическом секторе. Мы говорим, на все вновь вложенные инвестиции будет гарантирована ставка платы за капитал на уровне ставки рефинансирования Центрального банка. Мы говорим о том, что давайте кто войдет в нашу сферу и рискнет организовать свой бизнес в электроэнергетике, эффективность этих капвложений должна быть нами как государством, как регулирующим органом на региональных и на федеральных уровнях должна быть гарантирована на уровне платы за капитал в размере ставки рефинансирования Центрального банка. Но, тем не менее, я считаю, что мы можем оказаться в ситуации, когда реформирую отрасль и учитывая все тенденции, которые сегодня есть со старением фондов, с растущими объемами ремонтных работ, с увеличивающимся выходом все более объективно нарастающим выводом старого оборудования из работы мы можем оказаться в ситуации, когда электроэнергетика не получив необходимых капиталовложений с рынка капитала может оказаться у разбитого корыта и в этом случае пострадает потребитель, потому что ему будут предъявлены более высокие цены на обеспечение энергоресурсов в условиях его дефицита. Поэтому, мы считаем, что именно сегодня, учитывая переходный период реализации наших экономических преобразований в энергетике, именно сегодня государство должно разработать меры поддержки, именно государственные меры поддержки на развитие энергетики и энергосбережения. Я подчеркиваю "и энергосбережения", потому что задача простого воспроизводства тех ресурсов, которые вследствие простого наращивания их использования в том виде, в котором мы сегодня имеем, уже нам недопустима чисто по конкурентным условиям нашей продукции на всех нишах рынка. Поэтому необходимо, чтобы доступ к инвестиционным ресурсам, связанным с энергообеспечением был равноправнообеспеченный как для тех, кто хочет построить новые энергетические предприятия с поставкой дополнительных энергоресурсов на рынок, так и для тех, кто хочет сэкономить энергоресурсы для того, чтобы, внедряя более технологические, более наукоемкие или менее энергоемкие, но более капиталоемкие мероприятия или проекты, он имел бы право получить такой же доступ к этим ресурсам на конкурентной основе, на тендерных условиях поставок предоставления этих ресурсов и, соответственно, реализацию своих проектов. Естественно мы предлагаем, чтобы такой ресурс или такой фонд, если его так назвать, должен быть выведен из непосредственно ценообразования для электроэнергетики на уровне хозяйствующего субъекта. Это должен быть обособленный фонд, доступ к которому будет организован по такой процедуре открытого тендера. Он должен предоставлять свои ресурсы на возвратной основе. Возвратная основа должна быть льготной, то есть финансирование, процентная ставка за капитал может предоставляться очень низкая с тем, чтобы поддержать те наиболее эффективные проекты, которые нужны для реализации энергетических и энергосберегающих задач нашей экономики. Я считаю, что создание такого механизма, который бы выступил не только как инвестор на возвратной основе, не только как механизм, как средство, к которым имеет равнодоступный для энергетиков и энергопользователей, но он может выступить и как гарант возвратности инвестиционного капитала, если, допустим, проект признается целесообразным к реализации, очень эффективным, но в данный момент у фонда не хватает прямых инвестиций или прямой поддержки этого проекта, он может выступить и гарантом возвратности для частного капитала. Я считаю, что такой фонд должен быть законодательно оформлен как специальное отчисление на все потребляемые виды ресурсов для того, чтобы создать этот фонд и организовать его управление в таком ключе, как я сказал.

Что касается газовой отрасли. В газовой отрасли сегодня работает интегрировано одна из самых крупный компаний в мире и внутренний рынок для этой компании пока недостаточно финансово обеспечивает возврат ее затрат и обеспечивает самофинансирование, но, тем не менее, вопрос стоит о том, что наряду с тем, что нужно действительно несколько поднять на газ для того, чтобы внутренний рынок не был убыточным для "Газпрома", тем не менее, запустить механизм конкуренции в газовой отрасли с тем, чтобы независимые поставщики газа и поставки "Газпрома" на рынок газа были на условиях конкуренции, на условиях определения дополнительного ценового спроса на энергоресурс, я считаю, что задача организации рынка газа является очень актуальной для российской экономики. Нужно для этого реформировать сразу же на первых порах "Газпром"? Мы глубоко убеждены, чтобы для того, чтобы организовать нормальный рынок газа, реформирование "Газпрома" не требуется. Требуется организовать достаточно прозрачную систему учета затрат по видам деятельности. Если мы это обеспечим, то принципиально важно, а сегодня для этого все предпосылки есть, это принципиально важно, дополнительно два фактора решить. Первый, это не дискриминационный доступ к трубе. Для того, чтобы по правилам, которые государство выработает и предложит хозяйствующим субъектам с тем, чтобы каждый поставщик газа имел право реализовать свой ресурс он должен получить этот доступ к трубе. Второе, чтобы затраты на содержание всей трубной инфраструктуры оплачивались теми, кто потребляет этот газ, то есть цена газа должна быть двухставочной. Первое, я подключаюсь к трубе как потребитель, хочу получить газ. Я за тот объем газа, который я хочу получить из трубы должен платить деньги за подключение. Она должна быть величиной достаточной для того, чтобы обеспечить все производственные затраты на содержание инфраструктуры. Вторая ставка должна обеспечить или должна компенсировать непосредственно добычную стоимость ресурса, то есть потребитель, если он покупает газ у "Газпрома" платит по одной ставке. Если он покупает у "ИТЕРА" по другой ставке, если он покупает газ у третьего, у четвертого, у пятого поставщика он оплачивает второй ставкой ту стоимость газа, которая формируется по цене рынка.

Вот три условия прозрачности. Первое,  это вопрос о том, чтобы формирование затрат по видам деятельности были организованы и не было перехлеста внутри корпоративного субсидирования этой деятельности. Второе условие, это недискриминационный доступ к газовой трубе. И, третье, ценообразование. Ценообразование должно быть двухставочным. Первое, подчеркиваю, это оплата инфраструктурных затрат по транспорту и вторая составляющая, это стоимость непосредственно добычи газа на месте. Такой подход позволит организуя сектор газа не тех ресурсах, которые сегодня есть у независимых поставщиков и в равной степени этот газ может поступить и газ частично на первых этапах в таких же объемах на уровне свободных поставок газа от "Газпрома" мы четко сформируем тот платежеспособный спрос, на который согласен потребитель оплачивать газ по такой цене. А те потребители, которые являются социально значимым фактором: население, сельское хозяйство, химия, тепло и производство электроэнергии тепла в теплотационном режиме эти потребители должны получить газ по регулируемым ценам.

Расчеты показывают, что ресурс "Газпрома", который может быть поставлен на свободный рынок газа оценивается не меньше, чем 30-40 млрд. кубов газа, который может быть представлен по свободным ценам. С какой цифры начинать, это вторая задача, мы это можем обсуждать.

Железнодорожный транспорт. В железнодорожном транспорте проблема заключается в том, что мы только первый год начинаем работать в новом состоянии железнодорожного транспорта. Вы все знаете, что цены и стоимость услуг железнодорожного транспорта напрямую влияет на стоимость электроэнергии тепла, потому что все топливно-энергетические ресурсы привозят на железнодорожном транспорте, не исключая еще трубопроводный транспорт. И поэтому мы считаем очень важным, чтобы и в железнодорожном транспорте динамика цен была такова, чтобы она координировалась и с уровнем инфляции, и со степенью их влияния на топливно-энергетические показатели стоимости топливно-энергетических ресурсов и услуг естественных монополий. В этом плане, я полагаю, что система согласованных тарифов, которые предложены ФЭКом будут штатным инструментом определения стоимости затрат и регулирования как на федеральном, так и на региональном уровне.

Еще раз хочу подчеркнуть инвестиционную проблему во всех отраслях. Все проблемы, связанные с хозяйствованием и получением заработанных денег на рынке электроэнергии, на рынке газа, на рынке услуг железнодорожного транспорта на первых порах могут решать только одну задачу – простого воспроизводства. Что касается развития, то, еще раз подчеркиваю, процесс развития в условиях глубокого реформирования нашей экономики требует существенной организационно-правовой поддержки государства с тем, чтобы государство было гарантировало для своих потребителей, во-первых, надежность энергоснабжения, безопасность функционирования всех наших энергетических и транспортных систем и обходилось это наиболее дешевым способом. Я бы на этой ноте хотел закончить и выразить уверенность в том, что и вновь избранная Госдума, и вновь формируемое Правительство безусловно озадачены нормальным, в понятии этого слова, проблемами, над которыми сегодня мы с вами работаем и эти задачи для решения нам по плечу. Спасибо. (Аплодисменты.)


М.В.Одинцов

Слово предоставляется председателю Комитета по природным ресурсам Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Комаровой Наталье Владимировне.


Н.В.КОМАРОВА

Уважаемые коллеги! Я думаю, вы согласитесь со мной в том, что нельзя успешно развивать и создавать действующее законодательство в природоресурсной сфере без голубого анализа ситуации в ТЭКе России на мировых рынках энергетического сырья, технологического состояния экономики России. Спектр мнений в оценке состояния ТЭКа, его роли в экономике как широк, так и противоречив. С одной стороны ТЭК мешает развитию высокотехнологических отраслей. ТЭК обуславливает чрезмерную зависимость экономики России от ценовой коньюктуры на мировых рынках энергетического сырья. ТЭК не обеспечивает справедливый раздел природной ренты. ТЭК деформировал структуру энергоресурсов в свою пользу.

И, с другой стороны, ТЭК локомотив экономики нашей страны. При этом структура энергетики России, обладающая 13 процентами мировых ресурсов нефти и половиной мировых ресурсов по газу сопоставляется со структурой энергетики развитых государств, не обладающих таким ресурсным потенциалом и вынужденным диверсифицировать импорт и по видам топливных ресурсов и по объемам, и по поставщикам. Несмотря на усилия достижений мировой фундаментальной науки по созданию новых источников энергии все мировые энергетические агентства признают, что в первой половине ХХ1 века основными энергоносителями в мире останутся нефть и газ. Доля последнего в мировом топливно-энергетическом балансе возрастет до 28 процентов.

В нашей стране, как отметил мой коллега Валерий Язев, дисбаланс в пользу газа дополнительно создает жесткое государственное регулирование цен на него и поддержание их на низком уровне при отсутствии аналогичных мер к другим видам топлива. В связи с этим, а также, следуя регламенту, остановлюсь именно на этом секторе энергетического баланса. Признавая и поддерживая все усилия Правительства Российской Федерации по развитию конкурентоспособной как на внутрироссийском, так и внешних рынках высокотехнологичной продукции российского  происхождения, к сожалению, следы ее на потребительских рынках кроме рынка вооружения в настоящее время трудно отыскать. Необходимо констатировать, что позиция ТЭКа, ресурсный потенциал России по углеводородному сырью уникальный, способный обеспечить как растущие внутренние потребности, активную позицию страны на мировых рынках сырья, так и экономическую основу для проводимых в стране реформ.

Наш комитет Государственной Думы как и наши коллеги из Комитета по энергетике, транспорту и связи чрезвычайно заинтересованы в объективной оценке состояния ТЭКа, существующих проблем, перспектив его развития с учетом всех внутренних и внешних факторов. Только на этой основе может создаваться эффективно работающее нормативно-правовое обеспечение ТЭКа, позволяющее получить максимально текущие и перспективные выгоды от его функционирования перерабатывающих нефти, газохимических производство, обеспечить полное и рациональное использование разведанных запасов.

Проблема исчерпания углеводородного сырья достаточно осознана в мире, отсюда основная часть современных конфликтов. Нарастающая конкуренция за контроль над государствами, в чьих недрах сосредоточен основной ресурсный потенциал по углеводороду, ускорение процессов глобализации минерально-сырьевых баз, внешнее позиционирование России, как поставщика сырых углеводородов и в этой связи закономерная интенсификация темпов обора нефти из месторождений, даже в ущерб полноте их отработки. В этой ситуации проблема полноты использования разведанных запасов нефти, конденсата и газа безусловно, являющихся национальным достоянием России, их восстановление должны рассматривать законодателями и Правительством Российской Федерации как ключевые.

К сожалению, действующее законодательство не обеспечивает решение этой проблемы. Темпы изъятия запасов из недр превышает темпы разведки новых запасов. Разведанные запасы страны по нефти уменьшились и к 2002 году составили  84,5 процента от запасов 1991 года. В период с 1994 по 1999 годы темпы отбора газа в 1,5 - 2,5 раза превышали темпы прироста запасов природного газа и только в 2000-2002 году динамика стала противоположной, что позволило выйти на объем запасов по России, отвечающий уровню 1991 года, но уже в 2003 году темпы отбора природного газа вновь превысили темпы проста разведанных запасов. Кроме того, выработанность относительно дешевого технологически простого сухого природного газа превысила 50 процентов и резерв для новых открытий месторождений такого газа на суше практически исчерпан. Уникальная по запасам системообразующих для газовой отрасли месторождения перешли в режим падающей добычи. Выработанность освоенных месторождений по нефти составляет 60-83 процента. Федеральный закон о недрах и сопряженное с ним законодательство, регламентирующее отношение в недропользовании не содержит достаточных стимулов, механизмов для решения проблемы простого восстановления воспроизводства изъятых запасов. Степень разведанности ресурсного потенциала, способной обеспечить воспроизводство запасов и устойчивую конкурентоспособность России очевидно недостаточно. 35–38 процентов против 60 процентов в мире. И требует законодательного обеспечения приток инвестиций в геологоразведку

нц

И, прежде всего на этапах максимальных геологических рисков. К сожалению, на практике объемы финансирования геологоразведочных работ не только недостаточны, но и ежегодно падают. К ускоренному истощению минерально-сырьевой базы по углеводородам имеют отношение не только добывающие компании, в массовом порядке нарушающие технологические схемы и режимы разработки, сокращение фронта эксплутационных скважин, низкие коэффициенты нефтеотдачи. Хотя только увеличение коэффициента нефтеотдачи с 0,24 до 0,4 будет соответствовать производству дополнительных 70–80 млн. тонн нефти.

Прямое отношение к этому имеют и глубина, и сложность переработки нефтесырца, потому что глубина переработки нефти у нас составляет около 69 процентов. За рубежом 85–90 процентов. Коэффициент сложности переработки на российских МПЗ составил в среднем 2,85 против 6,6–9,5 на Западе. Отсюда большая доля топочного мазута в валовом объеме конечных продуктов, низкое качество моторных топлив, не отвечающих западным стандартам. По мнению специалистов, увеличение глубины переработки на 10 процентов будет соответствовать росту добычи на 20 млн. тонн в год.

Замечу, что анализируя статистические показатели за прошедший год, за 2003 год, можно отметить эффект и от просто принятых мер компаниями по обеспечению полноты учета их деятельности. Здесь тоже существенный резерв.

Второе десятилетие объемы утилизированного попутного нефтяного газа застыли на отметке 70–74 процента. И ежегодные потери природного газа по этой причине превышают 8 млрд. метров кубических в год. Более первичных энергоресурсов в переводе на единицу ВВП в 3–5 раз превышают аналогичные показатели развитых государств. Так как мы используем газ в энергетике, не хватит никаких средств на геологоразведку уникального потенциала российских недр.

Россия располагает значительными запасами газового конденсата – 3.8 млрд. тонн, являющегося ценнейшим химическим сырьем. Однако использование в химической промышленности крайне незначительно, а объем добычи в 2003 году составил всего 0,4 процента от запаса. Добычные возможности по этому сырью не менее 45–55 млн. тонн в год. Нет мощностей по его стабилизации и транспорту. А состояние магистральных газопроводов создают дополнительный дефицит мощностей по транспорту газа. А проработанных правовых механизмов создания новых мощностей и реконструкции действующей газотранспортной системы, единой системы газоснабжения с участием капитала частных газодобывающих компаний нет. Нет их и для более активного покрытия дефицитов нефтепроводов и нефтепродуктов для развития последних за счет средств частных нефтедобывающих компаний при одновременном соблюдении условий по закреплению вновь создаваемых трубопроводных магистралей в собственности государства. Россия не участвует в быстроразвивающемся рынке сжиженного природного газа. Нет ни заводов по сжижению, ни танкерного флота.

Интенсивное освоение основных газоносных провинций привело к значительному их истощению. Учитывая, что это правило инфраструктурно и социально обустроенной территории, необходимо создавать правовые механизмы, обеспечивающие максимально длительное использование остаточного ресурсного потенциала этих регионов. В этой части не могут ни вызвать рассуждения о том, что мы можем взять лучшую часть ресурсов, а с худшей, следовательно, потенциально нетрудоспособной, справятся наши дети и новые технологии. Но конкуренция на рынках сырья в перспективе будет только нарастать. Законодатели Правительства должны весьма ответственно подойти к совершенствованию законодательной базы на основе комплексности к оценке ситуации и безусловного обеспечения государственной политики в сфере минерального сырья и недропользования, включая обеспечения социальной безопасности населения, проживающего на ресурсосодержащих территориях. Недопустимо после выработки месторождения оставлять нарушенные земли, грязные реки, обманутых людей. Это – наша страна, это – наши люди.

Ряд вопросов и проблем могут быть урегулированы на техническом уровне. Например, можно увязать квоту на экспорт нефти и нефтепродуктов с глубиной переработки, воспроизводством запасов, среднегодовых показателей по фонду эксплуатационных скважин. Можно в качестве определяющих показателей доступа недропользователя к аукционам на право добычи углеводородного сырья зафиксировать уровень налоговых платежей и объемы средств, выделенные на геологоразведку. С целью компенсации изъятых в ходе эксплуатации запасов. Аналогичным образом можно решить ряд проблем по доступу к газотранспортным магистралям, усовершенствовав и оптимизировав регламент обеспечения доступа производителей поставщиков газа, включая и поставки на экспорт через систему единого экспортера, не разрушая единую систему газоснабжения в качестве единого, централизованного, управляемого, имущественного производственного комплекса.

Определенными директивами можно и должно усилить эффективность работы соответствующих федеральных органов по продвижению национальных и, прежде всего, государственных компаний на зарубежные рынки и минерально-сырьевые базы. Такие проблемы, как установление четких разграничений полномочий между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации в сфере недро- и природопользования, сохранения государственной собственности на недра, эффективное налогообложение, переход национальной экономики на ресурсосберегающий технологический уклад, стимулирование геологоразведочных работ за счет внебюджетных источников, порядок предоставления, прекращения прав пользования недрами – это предмет законодательного регулирования.

Подчеркну, что простых решений здесь нет. И сложившаяся практика распределения регулирующих и правоустанавливающих функций между различными федеральными министерствами и ведомствами никогда не была и не будет эффективной. Если наряду с совершенствованием административной системы управления последовательно не развивать и законодательно не закреплять механизмы, опирающиеся на гражданско-правовые методы регулирования. Один пример. Многим здесь известен.

Состязательность при предоставлении прав пользования недрами. Внешне все правильно. Максимальный разовый платеж, почти прозрачная процедура, если нет сговора, минимизация ответственности федеральных структур за эффективное использование государственной собственности. В результате же, оценивая последствия, это лучший механизм для продолжения монопольного раздела недр. Возможность утраты национального режима недропользования, как это было с федеральным законом об СРП. Доступ к недрам богатого, но не всегда добросовестного недропользователя. Полное искоренение мелких и средних газодобывающих компаний, что зачастую сегодня и происходит.

И дело не в уровне добросовестности тех или иных недропользователей, хотя и в этом тоже, а в том, что действующая нормативно-правовая база позволяет недропользователям смещать баланс интересов государства, общества и недоропользователей в свою пользу.

Полагаю, что депутатам Государственной Думы четвертого созыва удастся законодательно закрепить интересы государства и общества в сфере недоропользования и выработать экономические стимулы для эффективной работы недоропользователей. Благодарю за внимания.


М.В.Одинцов

Слово предоставляется первому заместителю Министра атомной энергии Российской Федерации Боровкову Игорю Владимировичу.

И.Б.БОРОВКОВ

Уважаемый президиум, уважаемые участники заседания! Атомная энергетика России в настоящий период имеет устойчивую динамику роста производства. В 2000 году атомная энергетика достигла уровня выработки 129 млрд. киловатт-часов, что соответствует уровню максимального производства атомных станций России в Советском Союзе в 1989 году. Объем выработки на АЭС к 1998 году увеличился в 1,4 раза. И доля атомных станций в производстве электроэнергии европейской части России составила более 20 процентов.

Атомная энергетика в топливно-энергетическом комплексе России обеспечивает системную стабилизацию как в части снижения потребления природного газа, так и сдерживания роста тарифов на электроэнергию. Общее замещение природного газа составляет более 40 млрд. кубометров в год. Ежегодный прирост около 3 млрд. кубометров. Атомное электричество конкурентно с органическим, и имеет перспективу сохранения преимущества в условиях прогнозируемого роста стоимости органических энергоносителей.

На действующих АЭС, надо отметить, не исчерпан и технологический потенциал для увеличения производства. Так, только повышение коэффициента использования установленных мощностей действующих станций на 10 процентов даст дополнительно 15 млрд. киловатт-часов в год.

В 2003 году на атомных станциях произведено 149 млрд. киловатт-часов. И к 2008 году планируется довести выработку до 170 млрд. киловатт-часов. Что предусматривает ввод в действие 3 гигаватт новых мощностей. КИОМ также должен достичь мировых показателей более 80 процентов.

Параметры долгосрочного развития атомной энергетики определены и приняты в 2003 году Правительством Российской Федерации энергетического стратегии России на период до 2020 года. Директивы стратегического развития предусматривают покрытие роста потребностей в электроэнергии и тепле за счет увеличения выработки на АЭС в основном европейской части, повышение уровня безопасности, эффективности и конкурентоспособности атомных станций при оптимизации использования действующих мощностей в электроэнергетике.

При темпах общего роста производства электроэнергии, заложенных в стратегии в 2 процента в год, для атомной энергетики установлена задача роста 4 процента в год, или что эквивалентно вводу 1 гигаватта мощностей. К 2020 году при достаточно динамичном развитии экономики спрос на энергию атомных станций установлен на уровне 270–300 млрд. киловатт часов. Что предусматривает увеличение практически в 1,8 раза. А доля в общем производстве энергии возрастет до 32 процентов.

Указанные задачи определяют отраслевые меры. Предусматривается модернизация и продление эксплутационного ресурса действующих мощностей, снижение издержек и повышение эффективности производства и использования мощностей, организация воспроизводства и развития атомных станций с темпов ввода до одного гигаватта в год. Освоение перспективных инновационных технологий. Расширение рынков использования энергии атомных станций. Это и обеспечение теплом, газозамещение при магистральном транспорте газа, энергокомплексы с гидроаккумулирующими станциями, АЭС, ГАЭС и другие. Обеспечение тарифного преимущества перед ТЭС на уровне до 30 процентов. Это определяет снижение отпускного тарифа для потребителей в единой системе России на 10 процентов по сравнению с вариантом без развития атомной энергетики. Роста производства энергии от атомных станций, долгосрочной перспективе в первую очередь в регионах их размещения. Выполнение этих задач развития возможно при устойчивом инвестиционном обеспечении.

К сожалению, инвестиционные показатели предыдущего периода характеризуются недофинансированием установленной потребности для развития до 40 процентов.

Складывающаяся ситуация на ближайший период до 2006 года при тенденции замораживания инвестиций на достигнутом уровне в объеме существующей тарифной надбавки на развитие ведет, к сожалению, к сдерживанию темпов развития атомной энергетики уже в среднесрочной перспективе. В условиях осуществляемого реформирования электроэнергетики и адаптации к рыночным условиям основной задачей в обеспечении установленных параметров развития для атомной энергетике является реализация необходимых организационных правовых мер для переходу к механизмам ее инвестиционного финансирования. Не только за счет надбавки в тарифе, но и за счет амортизации. Прибыль и кредитование на приемлемых для отрасли, а у нас длительный цикл инвестиционных задач, условиях и государственных гарантиях получения и использования ресурсов.

Атомный энергетический комплекс является неотъемлемой частью электроэнергетики России. Состояние, перспективы воспроизводства и развитие генерации и транспорта энергоресурсов должны определяться программными приоритетами на основе оптимизации структуры энергоисточников и системы их использования, рационализации топливоиспользования в электроэнергетике на средний и долгосрочный период.

Указанная общесистемная задача в качестве основы для создания эффективного для потребителя рынка энергии мощности должна решаться на федеральном и региональном уровне при активном участии органов исполнительной и законодательной власти. Рыночные отношения в электроэнергетике и в частности эффективная деятельность атомной энергетики, как ее государственной части, должны быть предопределены и гарантированы в объеме мер по реализации и мониторингу энергетической стратегии на период до 2020 года.

Разведанные потенциальные запасы природного урана, накопленные резервы урана и плутония, существующие мощности ядерного топливного цикла при экономически обоснованной инвестиционной и экспортно-импортной политике обеспечивают максимальные параметры развития атомной энергетики при использовании реакторных технологий, в основном типа ВВР, в открытом ядерном топливном цикле. Перспектива более долгосрочного развития атомной энергетики связана с реально возможностью возобновления или генерацией ядерных топливных ресурсов без потери конкурентоспособности и безопасности атомной энергетики. Отраслевая технологическая политика предусматривает эволюционное внедрение в период до 2030 года новой ядерной энерготехнологии четвертого поколения на быстрых реакторах с замыканием ядерного топливного цикла и уран… топливом, что снимет ограничения в отношении топливного сырья на обозримую перспективу.

Обеспечение рационального развития безопасной и эффективной атомной энергетики в предстоящий период является залогом и основой устойчивости топливно-энергетического комплекса для эффективного экономического развития, роста ВВП, уровня жизни населения и социальной инфраструктуры без ограничений для необходимого развития России.

Желаю участникам форума успешной и плодотворной работы. Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)


М.В.Одинцов

Спасибо. Слово предоставляется заместителю Министра природных ресурсов Российской Федерации Садовникову Петру Васильевичу. Пожалуйста.


П.В.САДОВНИК

Уважаемый президиум, уважаемые участники форума! Прежде всего, разрешите от имени Министерства природных ресурсов Российской Федерации приветствовать вас с началом Всероссийского форума. Форум этот уже стал традицией у нас. Мы часто собираемся, обсуждаем проблемы. И действительно, это обосновано, поскольку Россия занимает ведущее место в мире по нефтегазодобывающему комплексу. Соответственно, есть много проблем, которые надо решать. В последние годы много идет разговора о том, хватит или не хватит ресурсов. А если хватит, то насколько их достаточно будет. Разные, противоречивые мнения. Поэтому, я хотел бы остановиться именно на этой проблеме. И что делать, и что на наш взгляд надо делать для того, чтобы хватило.

Проведенный анализ в целом показывает, что Россия по-прежнему обладает мощной сырьевой базой нефти и газа. Безусловно, преимущество более крупным регионам. Это Западно-Сибирская нефтегазоносная провинция, которая по нашим расчетам в ближайшее десятилетие будут играть решающую роль.

Вместе с тем нельзя умалчивать о тех проблемах, которые у нас имеются и которые нам предстоит решать в ближайшее время. Я не буду говорить много цифр. Хочу отметить, что уже предыдущие выступления их оглашали. Полностью с ними согласен. Назову лишь некоторые, наиболее главные для того, чтобы было понятно, о чем разговор. По нефти у нас накоплена добыча, весь период на сегодня составила 16 процентов. А запасы на сегодня у нас имеются 27 процентов. Их основная часть, 57 процентов относится к ресурсам, то есть это та часть потенциала нефти, которая по прогнозам ученых имеется в недрах. Но для того, чтобы их найти, нужно проводить нефтегазопоисковые работы, то есть это не запасы, это ресурсы, которые прогнозируются. Объем у нас, как я уже сказал, 56 процентов. По запасам нефти Россия, конечно, занимает второе место в мире. Но если смотреть в целом, где они расположены, то можно отметить, что большая часть расположена в отдаленных, труднодоступных, не обустроенных регионах, характеризующихся сложными горно-биологическими условиями. Характеристика нефти конечно намного ниже мировых. И, соответственно, такая наша нефть очень влияет, сказывается от мировых цен. Соответственно, классификация эти колебания, влияние не учитывает. Поэтому, зависимо от мировых цен может меняться величина запасов. Возрастает даже доля трудно извлекаемых запасов, которые уже превысили 50 процентов. Растет обводненность, снижается … скважин.

По мере повышения освоения месторождения нефти и газа соответственно уменьшается, и это должно так быть, размер открываемых месторождений. А раз уменьшается размер открываемых месторождений, соответственно увеличиваются затраты на нефть и газ. Так, в общем количестве месторождений, которые на сегодня имеются, до 80 процентов – это месторождения, которые относятся к мелким, то есть с запасами до 10 млн. тонн. По газу накопленная добыча составляет 5 процентов от общего потенциала. Запасы имеем 27 процентов, ресурсы 68. Тоже как бы по запасам Россия занимает первое место. Но здесь тоже проблемы, хотя они в меньшей степени как бы сегодня обозначены, чем по нефти. Но, тем не менее, в ближайшее время они могут себя проявить. А так, как уже говорилось, увеличился размер в Западной Сибири, которые сегодня дают до 70 процентов добычи в России. Уменьшатся размеры, уменьшается энергетический запас. Необходимо также отметить, что до 30 процентов запасов газа являются технологическими, то есть они содержат метан, пропан, платан, гелий. Наиболее крупными месторождениями по содержанию гелия являются месторождения в Восточной Сибири и Республике Саха-Якутия.

Хотел бы в целом отметить, что если в целом подвести итоги, то можно говорить о том, что да, по ресурсам мы богаты. Ресурсов у нас хватит на долгие годы. Но есть проблема по запасам. И поэтому мы не когда не разделяем о том, что у нас ресурсы закончатся в 2010–2020 годах. Мы говорим о том, что надо наращивать объемы ГРР, надо увеличивать приросты запасов. Мы также хотели бы отметить, что по нашим оценкам приросты запасов должны превышать хотя бы в полтора раза уровни добычи нефти и газа. К сожалению, в течение последних десяти лет это не происходит. Не происходит даже восполнение. Если говорить в целом за период 2002–2004 года, то из-за снижения объемов ГРР прироста запасов не восполняли адекватный уровень добычи. В результате по сравнению с 1991 годом запасы только по нефти снизились на 15 процентов. Поэтому важнейшей задачей мы считаем увеличение геологоразведочных работ. Мы считаем, что приросты запасов будут нашим приоритетным направлением, над которым работаем, и будем работать.

Что сделано уже и что делается в этом направлении? Как вы знаете, в феврале 2002 года впервые в России проблемы недропользования были рассмотрены на президиуме Госсовета под председательством Президента Российской Федерации. Потом эти все замечания, предложения являлись основной разработки основ государственной политики в области использования минерального сырья и недропользователей. Это – первый документ, который принят в России, российской геологии. Он был утвержден в апреле 2003 года. То есть, мы как бы имеем стратегию, мы имеем задачи в целом в части недропользования, а также в части для геологической службы.

В октябре 2002 года на заседаниях Правительства Российской Федерации также рассматривались вопросы по состоянию сырьевой базы, по лицензированию, на которых тоже были приняты определенные решения. Важным, решающим для нас этапом является принятие энергетической стратегии на период до 2020 года. О ней уже говорилось. Я не буду останавливаться. Я только хочу отметить, что, наконец, мы имеем как бы прогноз развития нефтегазового комплекса на период до 2020 года. Мы можем сегодня грамотно, обоснованно планировать объемы наших нефтегазопоисковых работ.

Мы полагаем, что очень важным является совершенствование законодательства о недрах, а также налогового. Сегодня тоже много говорилось. Полностью поддерживаем эту проблему. Работа над законопроектом о недрах завершается. В июне мы должны новый законопроект поставить на рассмотрение Правительства Российской Федерации. Хочу только отметить, что по нашим расчетам для того, чтобы более менее выйти на покрытие уровня добычи с приростом и с запасом, требуется ежегодно не менее 100 млрд. рублей. На сегодня по данным 2003 года мы имеем всего 40 млрд. рублей. То есть, необходимо увеличить объемы финансирования в 2,5 раза. Мы понимаем, что бюджет непосильный, ставки отчислений отменены 2002 года. Поэтому, те федеральные деньги, которые выделяют в объемах 3 млрд. рублей, они могут пойти только на информационное обеспечение, на науку. Соответственно весь груз, тяжесть в части разведки, части запасов ложится на недропользователей. А для этого необходимо дорабатывать законопроект о недрах, который эти вопросы не учитывает, и внедрять туда вопросы стимулирования, вкладывания денег недропользователей.

Хотелось бы также отметить, что не только как бы одно направление в части наращивания запасов. Как уже отмечалось, второе направление – это эффективное использование тех месторождений, которые сегодня находятся в работе. Безусловно, это – увеличение коэффициентов нефтеотдачи, это – внедрение технологий, методик в части разработки месторождений, соблюдения проектов разработки и другие мероприятия. Мы понимаем, что можно много создавать контрольных органов сегодня, контролировать, писать предписания. Но эту проблему серьезно не решим. Для этого надо опять же внедрять в законопроект о недрах налогового законодательства эффективные механизмы стимулирования эффективного использования методов. То есть, надо такие условия внедрять, чтобы недропользователь сам был заинтересован, выполнять условия лицензии.

Также хотелось бы отметить, что мы полностью поддерживаем продолжение по внедрению природной ренты, дифференцированного налога. Мы считаем, что сегодня как бы фиксированная шкала, которая действует, она является губительной. Она как раз способствует неэффективному использованию разработки месторождения. Поэтому, чем быстрее мы эту проблему решим, тем будет лучше. Иначе, после нарушения технологии разработки уже будет поздно восстановить режимы добычи, особенно нефти.

По другим направлениям ведется работа, вернее даже завершена работа над классификацией нефти и газа. Сегодня мы эту работу закончили вместе с Минэкономразвития, Минэнерго. Она проходит стадию утверждения. Я полагаю, что в течение марта она будет утверждена и будет введена в действие. Соответственно после этого предстоит провести анализ, учет, полностью переоценку всех запасов и ресурсов. И полагаю, что у нас будет более достоверная информация об объемах запасов, ресурсов нефти и газа.

Очень большое внимание уделяется планированию геологоразведочных работ по всем видам полезных ископаемых, в том числе нефти и газа. Сегодня завершается разработка государственных программы проведения геологоразведочных работ на нефть и газ. В целом по всем нефтегазоносным провинциям, по шельфу и в целом по России. Безусловно, эти программы будут учитывать главные направления наших работ, объемы работ, а также будут содержать отдел лицензирования, когда, в какие сроки проводить лицензирование.

Вместе с тем, сегодня анализ показывает, что особого увеличения объемов нефти и газа в действующих нефтегазодобывающих районах ожидать не следует. Поэтому уже сегодня в ближайшее время надо выходить в новые регионы, которые наиболее перспективны, учитывая, что для начала работ до открытия и ввода месторождения в разработку требуется пять–десять лет, соответственно, решение уже надо принимать, будем считать в этом году. Мы считаем, что первоочередными такими объектами является регион Восточной Сибири, включая Республику Саха-Якутия, для создания новых центров нефтегазодобычи. Этот регион после освоения может обеспечить ежегодные объемы добычи до 60 млн. тонн нефти и до 70 млрд. кубов газа. Также считаем, что адекватно вторым регионом должен быть Северо-запад России и Арктический шельф. Вот два наиболее перспективных, по нашему мнению приоритетных региона работ. Северо-запад России включает Республику Коми, Ненецкий автономный округ, Калининградскую область, Баренцево и Печорское море.

та

В этом направлении есть поручение Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, и такая работа уже ведется. Главная наша задача – сделать программу по двум регионам отдельно для того, чтобы более конкретно определить объемы работ за счет всех источников финансирования, а также систему и порядок лицензирования.

В этом году, 11 февраля, мы провели в Архангельске совещание с представителями заинтересованных сторон недропользования, исполнительной власти на котором обсудили данную работу, полагаем, что в ближайшие месяцы это поможет закончить разработку первого этапа программы – это программа геологоразведочных работ и лицензирования на северо-западе России. Аналогичное мероприятие провели в Якутске, 18 февраля, где доже внедрили программу и тоже должны закончить первый этап комплексной программы и на участие в геологоразведочных работах. Соответственно, мы понимаем, что это программа должна включать те вопросы, которые сегодня прозвучали по переработке, по транспортировке, по нефтепереработке и газопереработке по переходу на сжижение природного газа.

В целом, по нашим расчетам, северо-западный регион может давать в год до 55 млн. тонн нефти и до 70 млрд. кубических метров газа, в основном за счет Штокманского(?) месторождения. Кроме того, мы полагаем, что необходимо усилить контроль за выполнением геологоразведочных работ недропользователями, а также условий пользования недрами, участием в разработке месторождений.

Действительно сегодня министерство тоже не поддерживает только аукционною систему, считая, что должна быть и аукционная и конкурсная система в разных случаях могут быть особенные условия. К сожалению, очень много недропользователей, которые условия пользования недрами не выполняют, особенно, когда касается части геологоразведочных работ, соответственно, природного запаса не будет. То есть долго все идет, и природная эксплуатация и другие виды, а денег на геологоразведку, на производственные запасы нет. Поэтому в данный ситуации мы усилим как бы контрольную функцию, на сегодня уже введена в действие Госстатотчетность в части сферы нефти и газа по уровню выполнения геологоразведочных работ. Эта отчестность утверждена Госкомстатом России и вводится, начиная с 2003 года.

Сегодня мы также вводим банк данных в целом по нефти и газу, есть закрепленный институт, и вводим мониторинг полностью по выполнению условий лицензии участия в ГРР по всем видам и источникам финансирования, а также разработка месторождения нефти и газа, в первую очередь по крупным месторождениям.

Также ведутся другие мероприятия. Я хотел бы отметить, что мы содействуем с другими федеральными органами, недропользователями, научно-производственными организациями, академиями наук, общественными организациями, полагая, что нам удастся улучшить ситуацию общими усилиями. Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)


М.В.Одинцов

Спасибо. Слово предоставляются губернатору Тульской области – Стародубцеву Василию Александровичу.


В.А.СТАРОДУБЦЕВ

Уважаемые участники высокого собрания. Прежде всего, хотелось бы выразить признательность за представленную возможность высказать свои мнения о развитии энергетического хозяйства России. Нет сомнения, вопрос энергетики – это вопрос будущего нашей страны, и то, что мы имеем сегодня свободную трибуну для коллективного осмысления ключевой проблемы – это огромное достояние.

До самого последнего времени на нем держалась фактически вся энергетика центра России, и в 60-е годы здесь добывалось (имеется в виду в угольной промышленности) и центре самой России, в нашем бассейне, добывалось 50 млн. тонн угля. Позднее, по мере выработки шахт и постепенного перехода на газ стали добывать 17–18 млн. тонн топлива. Сначала так называемых реформ, показатели добычи покатились стремительно вниз, уже к 95–97 годам производство угля составляло всего 800–850 тыс. тонн.

Что мы сегодня имеем в итоге? Огромную зону, фактически социального бедствия, 10 городов, 100 шахтерских поселков оказались без средств к существованию, ведь весь бассейн, каждая шахта в отдельности были градообразующими. С другой стороны, принятые поспешные решения заложили угрозу энергетической безопасности центра России, таким решением по сути подтолкнули теплоэлектростанции к широкомасштабному использованию газа, сегодня его составляющая в электроэнергии достигает 80 процентов по меркам Европы, Соединенных Штатов Америки, Китая и других государств, да и по здравому смыслу, это немыслимое расточительство. В развитых странах доля угля в выработке электроэнергии составляет 60–70 и более процентов, у нас совсем другие тенденции. Если дело так пойдет и дальше, мы в топках сожжем энергетическое будущее России, сожжем сырье, без которого не возможно производить товары и изделия повседневного быта, остановится крупнотоннажная химия, мы лишимся удобрений, пластмассы и других товаров, без которых сегодня жить просто невозможно. Ибо уже не секрет, товар топлива исчерпывается с каждым годом, и в этих условиях вопрос об угле становится жизненно важным.

К сожалению, судьба подмосковного бассейна на сегодняшний день выпала из всех угольных программ. Тульский уголь по-прежнему считается не перспективным, слишком зольным и неконкурентоспособным и так далее. Все это так, но когда мы говорим об энергетике, здесь не всегда подходят только рыночные измерения, энергетика – это государственная стратегия и государственная безопасность. Финляндия для получения энергии умудряется сжигать даже ил, и никто не говорит о зольности и себестоимости.

Сегодня разработаны новые технологии, которые позволяют эффективно сжигать и низкокалорийный уголь. К сожалению, это направление пока не находит постоянной настоящей разработки. Говорят так, есть Инта, есть Кузбасс, используете этот уголь, но ведь есть и постоянно растущие тарифы на железнодорожные перевозки, есть не малые трудности при использовании привозного угля, и в то же время в последние годы заметно усилилась тенденция спроса на подмосковные угли.

Чтобы сохранить топливный потенциал центра России, мы делаем все возможное для сохранения бассейна, хотя бы его частичной мощности. Правительство и Минэнерго решили при ликвидации акционерного общества "Тулауголь" выделить здоровое ядро из двух шахт и одного разреза, они должны обеспечить добычу не менее 1,2–2 млн. тонн угля в год. Другой вопрос – сбыт этого угля. Как вы знаете, Правительство приняло стратегию замещения газа углем, на сегодняшний день эта стратегия  практически не работает.

Я думаю, пришла пора реанимировать этот план, этого требует сама жизнь. Реализация стратегии замещения стала бы поистине началом серьезной работы в деле бесповоротного укрепления национальной энергетической безопасности.

Нас, туляков, волнует и еще одна проблема – проблема аварийного и ветхого жилья. Президент – Владимир Владимирович Путин при посещении Тулы воочию убедился в ее остроте, он дал поручение Правительству, теперь уже бывшему, детально вникнуть в этот вопрос и поддержать туляков. Мы, конечно, никогда бы не били в колокола, но масштабы проблемы для нас сейчас просто не подъемные – более 2 млн. квадратных метров жилья сегодня является аварийным и ветхим. Такого объема, пожалуй, нет ни в одном регионе центральной России, в основном это шахтерские бараки, которые строились как временное жилье на 10–15 лет. Сегодня этим баракам уже 50–60 лет, они заваливаются практически каждый день.

Тяжелейшей преградой в решении этой проблемы мы считаем постановление Правительства от 3 сентября 1998 года, это постановление поистине лукавое – этим постановлением прекратилось финансирование сноса аварийного и ветхого жилья, не расположены в зонах горных выработок, но из-за малых глубин тульских шахт жилье в зоне горных выработок у нас практически не строилось. Одним, как говорится, росчерком пера десятки тысяч семей горняков, а это теперь в основном пенсионеры, лишились теперь поддержки государства. Мы, конечно, стараемся собственными силами что-то сделать.

В области принята целевая программа переселения граждан. Она рассчитана до 2010 года, за последние 2 года удалось переселить всего 400–500 семей – это, конечно. Пока капля в море. Наши возможности, к сожалению, растягивают проблему на долгие годы. Нам хотелось бы более серьезной поддержки федерального центра в этом важнейшем социальном вопросе. Это нравственный долг перед теми, кто ковал мощь государства трудом и потом. Не жалея здоровья, да и самой жизни. Поэтому мы настаиваем на возвращении к названному постановлению, и пересмотреть его, или оно было подписано в эйфории реформ, подписано было Черномырдиным, человеком, который беспощадно уничтожал государство и собственный народ, его надо обязательно отменить, здравый смысл должен обязательно восторжествовать. Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)


М.В.Одинцов

Уважаемые участники форума мы продолжим наше заседание в 12.30, сейчас в фойе накрыт чай–кофе. В 12.30, когда мы начнем заседание, подготовиться Олегу Михайловичу Толкачеву, у него будет первый доклад после перерыва.

(Перерыв)

М.В.ОДИНЦОВ

Вторую часть открывает заместитель Комиссии Совета Федерации по естественным монополиям – Толкачев Олег Михайлович.


О.М.Толкачев

Уважаемый президиум, уважаемые члены форума!

Я рад отметить, что здесь на этом форуме доклады носят конструктивный характер и в целом сонаправлены. Речь идет об одной и той же проблеме, о том, что в настоящее время становится все более и более очевидным – что развитие топливно-энергетического комплекса является важнейшим вопросом не только для экономики, но и для национальной безопасности любой страны, особенно такой, как Россия.

События, которые происходят в мире, свидетельствуют о том, что во всех развитых странах топливно-энергетический комплекс является существенным фактором развития, поэтому привлекает к себе внимание Правительства, бизнеса и, что интересно, представителей других стран.

На мой взгляд, очень важно четкое понимание того, что же из себя представляет естественная монополия в топливно-энергетическом комплексе. Очевидно, что в своем нынешнем виде естественные монополии в топливно-энергетическом комплексе исчерпали свой ресурс эффективности и должны быть преобразованы.

Во-первых, газовая отрасль, электроэнергетика и даже "Газпром" и РАО "ЕЭС России" сами по себе не являются естественными монополиями, а лишь содержат в себе естественно-монопольные составляющие.

Во-вторых, речь идет не столько о реформе этих самих естественно-монопольных составляющих, сколько формирование полноценных рынков энергоресурсов, степени их госрегулирования. Фактически получилось, жесткое регулирование со стороны государства распространилось на целые отрасли, тем самым законсервировало их проблемы вместо того, чтобы их решать.

Для эффективного решения этих проблем следует определиться с целями реформирования естественных монополий. Сложность этого процесса усугубляется тем, что эти отрасли были и остаются социальными донорами, и в ближайшем будущем именно ими и останутся. В перспективе необходимо достижение такого состояния отраслей топливно-энергетического комплекса, при котором они полностью встроены в рыночную экономику и обеспечивают потребности национальной экономики в ресурсах, конкурентоспособны на внешнем рынке, не нуждаются в не рыночных методах регулирования.

Топливно-энергетический комплекс является одной из важнейших составляющих российской экономики. В 2002 году его предприятия обеспечили более 25 процентов объема промышленной продукции России, более 33 процентов налоговых платежей, более 54 процентов поступлений от экспорта 29 процентов общего объема инвестиций. Поэтому внимание к этим проблемам должно быть прямо пропорционально значимости вкладов ТЭКа в экономику.

Приоритетом в развитии должно является обеспечение российской экономики необходимыми для ее развития ресурсами, однако в полной мере это возможно только при условии обеспечения энергоэффективности. Имеется в виду, что невозможно реформировать только "Газпром" или РАО "ЕЭС России", и ожидать повышения эффективности всей экономики без решения проблем высокой энергоемкости. Поэтому реформирование естественных монополий ТЭКа обязательно должно сопровождаться и быть увязано с реформой теплоснабжения и с реформой ЖКХ в целом.

Наша комиссия в Совете Федерации уделяет этому вопросу большое внимание. Сейчас разрабатывается проект закона о теплоснабжении и задача на перспективу – это создание полноценной действующей действенной законодательной базы для построения энергоэффективной экономики. Для разработки такой базы надо четко определиться с целями развития ТЭК.

Можно выделить 4 основных экономических цели развития ТЭКа с позиции государства.

Первое – это стабильное бесперебойное экономически эффективное обеспечение внутреннего, платежеспособного спроса страны на энергоресурсы и продукты переработки.

Далее – генерирование платежеспособного спроса на продукцию сопряженных отраслей российской экономики, обрабатывающих отраслей, сфер и услуг и так далее.

Далее – создание и обеспечение стабильных поступлений налогов в бюджет.

И, наконец, – экономически эффективное обеспечение платежеспособного внешнего спроса энергоресурсами, продуктами переработки.

Соответственно, реформирование с точки зрения экономики должно быть направлено на достижение цели, а для успешного реформирования должны быть определены не только цели, но и механизмы достижения этих целей, а вот этого, к сожалению, нет в проекте энергетической стратегии – основном документе, который призван определять развитие российского ТЭКа.

Я думаю, что основной составляющей такого механизма должна являться эффективная рыночная инфраструктура. Эта же проблема существует в газовой отрасли, электроэнергетике. В настоящее время мы только приступаем к ее решению, но формирование рынков – это одна из важнейших, но не единственных проблем ТЭКа в целом.

Известно, что в нефтяной отрасли, которая в настоящее время наиболее либерализована, большая часть компаний была приватизирована в начале 90-х годов. В результате фактического отсутствия регулирования цен на продукцию данной отрасли, нефтяные компании достаточно быстро подняли уровень цен на свою продукцию, а доступ к экспортным мощностям обеспечил поступление значительных валютных ресурсов, направляемых, в том числе, на приобретение новых активов.

Здесь уже сегодня говорилось о том, что есть проблемы и с разведкой, есть проблемы с развитием, и, тем не менее, с конца
90-х годов при всем том, что не вкладывались средства на увеличение запасов, геологоразведку, проходило проедание накопленного. И, тем не менее, получился рост, имеется применение современных технологий, хотя все еще недостаточна финансовая прозрачность нефтяных компаний.

Оценка на сегодня нефтяных компаний является самой высокой по сравнению с другими отраслями. Практически при развитии этих нефтяных компаний есть вопросы развития малого бизнеса в данной отрасли и весь мировой опыт свидетельствует о том, что небольшие компании позволяют осваивать те месторождения, которые по ряду причин не разрабатываются крупными нефтяными компаниями.

Газовая отрасль – одна из наиболее бюджетообразующих отраслей. Доля газа в общем объеме производства внутреннего потребления составляет около 60 процентов: 8 процентов – ВВП, 25 процентов – доход бюджета, более 19 процентов – валютная выручка государства. В отрасли весьма велика изношенность основных фондов, об этом сегодня говорилось. Нынешний уровень тарифов не позволяет проводить техническое перевооружение, газовая отрасль испытывает застой, темпы развития низки, и сегодня об этом уже говорилось. Значительно проблемой является рост себестоимости производства.

Решение этих проблем потребует значительных инвестиций, по некоторым оценкам до 6 млрд. долларов ежегодно до 2010 года включительно. Это естественным образом вызывает вопрос об источниках финансирования этих инвестиций соответствующей ценовой политики. Сравнительно низкая цена на газ вызывает повышенный спрос внутреннего рынка. Доля газа в общем объеме производства остается высокой – до 70 процентов, в то время как в развитых странах доля угля составляет где-то от 50 до 60 процентов, об этом сегодня шла речь.

Фактически это означает, что российская газовая отрасль и "Газпром", на долю которого в 2002 году приходилось 87,5 процентов общероссийской добычи, несут серьезную социальную нагрузку. Вследствие этого "Газпром" испытывает серьезные финансовые затруднения, не в состоянии самостоятельно решать эти проблемы отрасли. Поэтому назрела необходимость в изменении формы государственного регулирования газоиндустрии, введения новых принципов ценообразования по всей технологической цепочке, от добычи до конечного потребителя.

Внутренние цены на газ не покрывают затрат, связанных с их добычей, транспортировкой, хранением, распределением. По расчетам специалистов отрасли повышение цен на 40 процентов обеспечит всего лишь нулевую рентабельность, то есть нулевую плавучесть на внутреннем рынке. Вряд ли Россия сможет избежать повышения внутренних цен на газ.

На ряду с этим требуется создание условий для создания независимых производств в сфере добычи, переработки и реализации газа. Условия функционирования независимого производителя должны быть равными с условиями для "Газпрома", в том числе, они должны участвовать в развитии газотранспортной системы в социально-значимых проектах. Такое участие предусмотрено энергетической стратегией России.

В перспективе необходимо обеспечить доступ независимых производителей газа к экспорту. К сожалению, в настоящее время развитию независимых производителей газа препятствует конфликт интересов, выражающийся совмещением прав собственности "Газпрома" на магистрально-транспортную структуру и его участие в обороте газа. Производители вынуждены функционировать в условиях разрешительной системы доступа к трубопроводной инфраструктуре, и не имеют возможности правильно оценить перспективы бизнеса по получению прав на доступ к газопроводу. То, что цены на газ искусственно занижены, а на нефтепродукты завышены, мешает экономическому развитию страны. Просто отпустить цены на газ и электроэнергию невозможно, это ударит по потребителям, спровоцирует рост инфляции.

В то же время это повышение, в принципе, возможно компенсировать снижением цен на нефтепродукты. Такой компромисс не ударил бы по экономике страны или во всяком случае смягчил бы эффект от повышения цен на энергоносители, кроме того, позволило бы рационально разрабатывать природные ресурсы, исчезла бы необходимость сжигать добываемый попутно природный газ. Потребности внутреннего рынка, растущий спрос на газ также были бы удовлетворены.

Принятие пакета законов по электроэнергетике. Такое принятие заложило бы правовую основу реформирования этой отрасли. На сегодняшний день проделана определенная работа. Такой пакет задает направление, содержит механизмы реформирования, однако базовые законы на сегодня носят рамочный характер, требует детализации.

Постановлением Правительства Российской Федерации по реформированию электроэнергетики, по сути, такое реформирование только начинается. Нам необходимо внести изменения в эти законы или принять более 100 нормативных актов, в частности во втором квартале этого года должны быть готовы законопроекты о теплоснабжении, электросбережении, а также постановление Правительства по оптовым генерирующим компаниям.

Надо сказать, что эти вопросы, от которых предыдущее Правительство уходило в сфере работу пакетом, с новой силой актуализируются в настоящее время и, я думаю, что новый состав Правительства будет заниматься этим вплотную.

Положительным моментом, который необходимо отметить при рассмотрении нынешнего состояния энергетики, является повышение стандартов ведения бизнеса и повышение прозрачности бизнеса. В России этому вопросу пока еще уделяется мало внимания, однако этот вопрос принципиально важен, он важен для успешного функционирования компаний, и надо сказать, РАО "ЕЭС России" делает серьезные шаги в этом направлении.

Электроэнергетика должна стать замыкающим сектором и электроэнергия, продаваемая газовыми электростанциями, в не регулированном секторе, это примерно 15 процентов рынка, должна производиться только на газе, покупаемом на не регулируемом секторе. Кроме того, назрела необходимость разработки принятия закона о теплоснабжении и внесении изменений в закон об электросбережениях.

Таким образом сегодня наблюдается рассогласование в темпах и концепции реформирования естественных монополий. Поскольку "Газпром", РАО "ЕЭС России" и теплоснабжение в значительной степени связаны друг с другом в технологическом цикле, то торможение реформы одной из этих отраслей вызывает немедленное преобразование в другой, снижая таким образом эффективность реформирования в целом. Для решения этой проблемы необходима в первую очередь работа по согласованию такого реформирования и достижению единого понимания цели реформирования, без выработки единой концепции реформирования постоянно будут возникать сбои в проведении преобразований.

В заключение скажу, что в московском регионе, в городе Москве, сейчас проводится достаточно заметная работа по созданию таких рыночных условий в частности по созданию конкурентной среды в области сетей, в области создания новых генерирующих мощностей, в области сбыта электроэнергии. Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)


М.В.Одинцов

Слово предоставляется первому заместителю Министра путей сообщения – Акулову Михаилу Павловичу.


М.П.АКУЛОВ

Уважаемый председатель, уважаемые участники форума!

Осуществляя основные для государства объемы перевозок, железнодорожный транспорт России является одним из крупных и стабильных транспортных потребителей энергоресурсов. Ежегодно 6 процентов электроэнергии, дизельного топлива, 2 процента угля потребляются предприятиями железнодорожного транспорта. Годовое потребление электроэнергии железнодорожным транспортом в прошлом году достигло 41 млрд. киловатт часов, из них 84 процента было направлено непосредственно для обеспечения тяги поездов.

Железнодорожный транспорт и его системы имеют мощные перерабатывающие устройства для отпуска электроэнергии сторонним предприятиям, а это почти ежегодно 20 млрд. киловатт часов. Энергетические объекты железных дорог являются фактически частью энергетики страны. Многие годы при электрификации железных дорог в строительстве объектов энергоснабжения, особенно тяговых подстанций, в комплексе решались проблемы обеспечения энергетикой целых районов, что и содействовало развитию промышленности и освоению новых регионов. По титулам электрификации были построены тысячи километров высоковольтных линий.

Сегодня железнодорожный транспорт является не только потребителем энергоресурсов, но и одновременно звеном в цепи производства и потребления энергии обеспечивает транспортировку энергоносителей для топливно-энергетического комплекса страны. Почти половина общих ежегодных перевозок железнодорожным транспортом составляют перевозки электроносителей – это уголь, почти две трети от объема, нефтеналивные грузы и газ.

Понимая, что уголь является более стабильным и гарантированным на десятилетия хлебом энергетики страны, а в дальнейшем его роль согласно энергетической политике государства будет возрастать, мы очень внимательно отслеживаем ситуацию в угольной отрасли с тем, чтобы быть готовыми к обеспечению опережающими темпами освоение объемов его перевозки. Сегодня все чаще повторяют то, что прежде звучало из уст железнодорожников, мало добыть уголь, надо его еще и вывезти.

Работая тесно с угольной отраслью, железнодорожники постоянно развивают транспортные коридоры выхода угля к внутренним и внешним потребителям, электростанциям, портам и жилищно-коммунальным комплексам. Подъездные пути к угольным разрезам станционные партии и организации концевых маршрутных перевозок для обработки угольных потоков – это предмет наших постоянных забот. Но, вкладывая в угольные перевозки значительные средства в развитии железнодорожной инфраструктуры, нам хотелось бы, чтобы эти средства работали на постоянной, долговременной и эффективной основе. В этом, я думаю, наш общий интерес.

еш

К сожалению, не всегда на практике не всегда удается решить то, что задумано. Заранее оговоренные прогнозы и данные по добыче и объему перевозок углей корректируется местными рыночными структурами, сводя на нет далеко не беспредельные наши инвестиционные возможности. Подобная ситуация сложилась в текущем году с добычей и вывозом угля в Забайкалье и в Красноярском крае. Отлаженная и оговоренная схема добыч и вывоза углей сегодня ломается Сибирской угольной компанией, владеющей активом почти всех угледобывающих предприятий этих регионов. При этом возникают убытки, и растет социальная напряженность, я думаю, что и у самих угольщиков в первую очередь. Вместе с тем никто не ответит на вопрос о возмещении убытков железнодорожному транспорту, когда заморожены тысячи полувагонов, ожидающие погрузку, затраты на строительство станций и содержание подъездных путей. Очевидно, такие вопросы должны стать предметом детального рассмотрения всех участников взаимоотношений на топливно-энергетическом рынке и решение по ним должны быть взаимовыгодными для всех. В настоящее время завершается разработка отраслевой энергетической стратегии железнодорожного транспорта на период до 2020 года, которая исходит и опирается на утвержденную Правительством энергетическую стратегию России. Необходимо обеспечить удовлетворение потребности железнодорожного транспорта в энергоносителях на прогнозируемый период и обеспечить потребностью добывающих отраслей в перевозке заявленных объемов энергоносителей. В этом документе, как и в аналитической стратегии государства, в качестве одной из основных ставится задача снижения энергоемкости во всех сферах производства. Учитывая, что электроэнергия является наиболее универсальным и стабильным энергоносителем, российские железные дороги уже давно ориентированы преимущественно на электрическую тягу поездов. На сегодня 42.6 тыс. километров электрифицированы, это почти половина общей протяженности сети железных дорог России, при этом именно на этих линиях обеспечивается перевозка 83 процентов всего грузопотока, напряженность электрифицированных в 3–4 раза выше, чем на железнодорожных направлениях с тепловозной тягой. Электрическая тяга наиболее экономически эффективная технология перевозочного процесса в транснациональных и федеральных транспортных коридорах. Расход условного топлива на электрифицированных линиях на измерительной работе почти в два раза ниже, чем на тепловозной тяге, а характеристики веса поезда и движения поездов на 20–30 процентов выше. Все это лишний раз подтверждает необходимость дальнейшего развития электрификации в стране, мы продолжаем эту электрификацию ежегодно в объемах 500–600 километров. В то же время перспективы с жидкими энергоносителями на нефтяной основе определенной энергетической стратегии России заставило нас искать замещение дизельного топлива на участках с тепловозной тягой. Мы активно работаем по газификации автономной тепловозной тяги, и хотели бы, что "Газпром", как структуру топливно-энергетического комплекса страны в этом нас поддержал и способствовал успешному решению этой проблемы. В отрасли осуществляется целенаправленная политика энергосбережения, которая позволила за период с 1996 года снизить на 15 процентов удельное потребление электроэнергии на перевозках или 4.5 млрд. киловатт в час ежегодно. Поставленная Президентом Российской Федерации Владимиром Владимировичем Путиным задача удвоение к 2010 году валового внутреннего продукта и прогнозируемый темп развития экономики, безусловно, потребует активного роста железнодорожных перевозок. Соответственно, возрастет и потребность в энергоресурсах и, прежде всего, в электроэнергии. Это ставит серьезную задачу для решения, как с железнодорожным транспортом, так и топливно-энергетическим комплексом.

Таким образом, железнодорожный транспорт и энергетика страны составляет единый технологически связанных комплекс взаимозаинтересованный в гармоничном развитии в обоих его составляющих, укрепление и расширение взаимодействий между этими составляющими является одной из важнейших задач сегодняшнего дня. Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)


М.В.Одинцов

Спасибо. Слово предоставляется Жигалову Александру Федоровичу, вице-президенту ОАО "Силовые машины". Подготовиться Баталину Юрию Петровичу.


А.Ф.ЖИГАЛОВ

Уважаемые участники форума, я представляю крупнейший российский энергомашиностроительный концерн, которые называется "Силовые машины". Этот концерн является стратегическим партнером в области электроэнергетики предприятий Российской Федерации, и с завершением объединения нашей компании в конце этого года с объединенными машиностроительными заводами наш концерн будет крупнейшим в Восточной Европе в области производства оборудования для генерирования электроэнергии. Мы являемся участниками, практически, всех федеральных программ. В прошлом году были пущены первых два блока на Бурятской станции, которые были смонтированы с использованием оборудования, изготовленного на наших предприятиях в Санкт-Петербурге и смонтирована нашими специалистами. В этом году планируется пуск третьего гидроагрегата, всего программа предусматривает семь гидроагрегатов. В настоящее время мы строим в Калининграде ПГУ мощностью 450 мегаватт с использованием основного оборудования, которое изготавливается также на наших предприятиях: это газовые турбины мощностью 160 мегаватт. Планируем участвовать в проекте расширения северо-западной ПГУ, который должен начаться буквально в ближайшее время. Мы участвовали в поставке оборудования для Нижневартовской станции блок в 800 мегаватт, который принимался сравнительно недавно, можно привести другие примеры. Последние годы характеризуются тем, что с учетом высоких цен на энергоносители произошло смещение финансовых ресурсов в пользу естественных монополий. Такая проблема отмечалась в Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию в прошлом году, были даны соответствующие поручения, которые предполагают, что должны быть созданы условия, при которых инвестиции в перерабатывающую промышленность, к которой относится энергомашиностроение, будут не менее привлекательными, чем инвестиции в ТЭК. К сожалению, пока эта задача еще не решена, но, тем не менее, уже есть некие предпосылки, которые предполагают, что инвестиции в перерабатывающую отрасль, в том числе в энергетическую и машиностроения, которые являются одним из наиболее динамично развивающихся отраслей российского машиностроения, ситуация будет изменена.

В плане реализации подходов, заложенных в энергетической стратегии Российской Федерации до 2020 года, нами были подготовлены три, как мы считаем, масштабных предложения, реализация которых позволила бы существенно облагородить структуру генерирующих мощностей страны. Это создание крупных энергоблоков на базе супер сверх(неразборчиво) параметров пара, это создание газовых турбин, семейство газовых турбин большой мощности. Третья тема – создание блока для использования в составе водоводяного реактора мощностью 1500 мегаватт в атомной энергетике.

В прошлом году нами был выигран совместно с "Антуасартун"(?) город Рыбинск федеральный тендер на создание проекта семейства ПГУ мощностью 200 мегаватт и более, этот проект успешно развивается. Мы планируем, что первый пилотный проект будет Ивановское ПГУ мощностью 325 мегаватт, решение о запуске этого проекта было принято буквально две недели тому назад в РАО "ЕЭС". За счет собственных средств мы создаем очень мощную газовую турбину мощностью 180 мегаватт, это десятки миллионов долларов собственных инвестиций. Мы надеялись, что первый проект у нас будет также в России, но получается, что на сегодня наибольший интерес к этому проекту, к модернизации генерирующих мощностей с использованием крупных газовых турбин предъявляет Белоруссия, у нас есть такой проект в Минске на АТС 5, где планируется стенд на запуск этой турбины.

Закон о электроэнергетике предполагает, что в течение ближайшего времени должна быть существенно повышена доля российского оборудования, которое планируется для использования предприятиями ТЭК. У нас есть собственная программа технического перевооружения "Неокр"(?), которая на ближайшие 10 лет планирует инвестицию собственных инвестиций в районе 500 млн. долларов США. Может быть, эта цифра не впечатляющая для предприятия ТЭК, но, я думаю, что это наиболее такая сильная динамика среди предприятий машиностроения. В этом году мы инвестируем из собственных средств порядка 70 миллионов, мы создаем собственную турбину мощностью 65 мегаватт, это турбина средней мощности, но она может быть чрезвычайно интересная предприятиям ТЭК. Мы знаем, что, практически, все крупные предприятия ТЭК имеют собственные программы развития, собственные энергетики, это, в основном, энергетика средней мощности, то, что изготавливается на наших предприятиях. Это оборудование продолжает оставаться конкурентоспособным.

Я в начале упомянул те несколько проектов федерального масштаба, в которых мы участвуем. Эти проекты занимают с отгрузки наших производственных мощностей всего лишь 30 процентов. Все остальное, 70 процентов, – это проекты внешние. У нас очень хорошая перспектива по внешним проектам в Латинской Америке, где мы строим ряд гидроэлектростанций, теплоэлектростанция у нас есть очень крупные проекты во Вьетнаме, Китае и в Индии. У нас есть проекты, которые сформировали под спец заказы нашей компании до 2012 года. К сожалению, все проекты в России у нас ограничиваются 2005 годом, это говорит о том, что развитие энергетики среднесрочной и долгосрочной должно иметь твердую программу и планирование загрузки производственных мощностей тех предприятий, которые создают средства производства для предприятий ТЭК.

Я хотел бы сказать, что мы продолжаем рассчитывать на предприятия российского ТЭК. Мы считаем, что наша компания может, практически, полностью закрыть гамму генерирования электроэнергии в нашей стране, это крупное мощности, это мощности небольшие, и турбодетандорные установки, которые интересны для газотранспортных и газоперерабатывающих предприятий, поскольку позволяет получать дополнительную электроэнергию за счет перепада газа и температуры газа, это и геотермальные установки, и небольшие пакетные установки. Поэтому мы открыты для сотрудничества, и надеемся, что у нас с вами хорошие перспективы. Спасибо. (Аплодисменты.)


М.В.Одинцов

Спасибо. Слово предоставляется президенту российского союза "Нефтегазостроителей" Баталину Юрию Петровичу.


Ю.П.БАТАЛИН

Уважаемые участники форума. Казалось бы, всем понятно, что развитие мировой отечественной экономики будет в обозримой перспективе определяться развитием энергетики. Казалось бы, что Россия, опираясь на свою нефтяную, газовую промышленность, прежде всего, используя складывающуюся конъюнктуру, сможет успешно решать вопросы развития экономики, решение сложных проблем, которые стоят перед страной, и удвоение ВВП, и обеспечение конкурентоспособности, борьба с бедностью и так далее, о чем очень часто говорит наш Президент. Однако, этого, практически, не происходит. В утвержденной Правительством в августе энергетической стратегии практическое развитие нефтяной и газовой промышленности не предусматривается. Мало того, цель такая, чтобы ТЭК встал локомотивом нашей экономики, о чем очень много говорилось на первом энергетическом форуме, предложения такие выдвигались, фактически, такая цель перед топливно-энергетическим комплексом не ставится.

Так как я много времени занимался газовой промышленностью, несколько десятилетий, я остановлюсь на проблемах и возможных прорывных проектов в этой сфере. Россия, как известно, обладает большим количеством ресурсов газа, но в энергетической стратегии фактического развития газовой промышленности не предусматривается. По разным вариантам в 2000 году намечается добывать 610–730 млрд. кубометров газа. В то время, как Российская Федерация в 1990 году добывала 640, отсюда совершенно ясно, что фактически предполагается остановиться в развитии газовой промышленности на уровне, достигнутом в советское время. А ресурсы газа у нас до 30 процентов разведанных и свыше 40 процентов прогнозных мировых запасов сосредоточены у нас. У нас есть все возможности, опираясь на это, развиваться более энергично.

Всем известно, что газификация у нас и в мире имеет очень огромное значение на развитие экономики, оживляет экономику, позволяет успешно решать многие социальные вопросы. Однако мы, имея такие запасы, все отстаем и отстаем по уровню газификации от других стран. А в мире потребление газа стремительно растет, причем при таком уверенном экспоненте примерно 4–5 процентов. Поэтому нашему мнению надо ставить задачу – выходить на добычу газа в 2000 году примерно на 900 млрд. кубометров газа и в 2010 году примерно 700–750. На чем можно основываться, ставя такие крупномасштабные задачи? Прежде всего, на опыте, который был у нас в свое время. За двадцать лет, я беру тот период, на который рассчитана энергетическая стратегия, с 1970 по 1990 годы в стране была увеличена добыча газа со 190 млрд. кубометров до 845, на 650 за двадцать лет. Эта задача решалась, опираясь на отечественные производственные научные коллективы, на отечественных специалистов, без привлечения зарубежных инвестиций. Мы полагаем, что ресурсы есть, опыт масштабный есть, носители этого опыта и знаний пока еще в стране в строю, производственные коллективы пока еще некоторые существуют, поэтому такие масштабные задачи, нам кажется, ставиться просто необходимо. Мы полагаем, что не позже, чем в этом году, надо иметь крупную программу развития газовой промышленности нашей страны. На первом месте в этой программе надо поставить, конечно, приведение в проектное состояние существующих систем газопровода. Нигде не прозвучало и мало кто знает, широкая общественность, по крайней мере, совершенно не знает, что из-за развития коррозионных процессов в металле труб пропускная способность газотранспортных систем сокращена на 60 млрд. кубометров газа. Это сокращение каждый год нарастает. А каком доступе к трубе мы говорим, о каком устойчивом развитии газовой промышленности мы говорим, если стремительно не будем осуществлять программы по восстановлению проекта производителей газопровода по поддержанию их на таком уровне. Что из себя представляет такая задача? Прежде всего, хочу обратить внимание на следующее: из 150 тыс. километров магистральных газопроводов по стране 127 тыс. километров заизолировано пленочными материалами. Срок службы этих изоляционных материалов, физический срок службы, а не материализационный 12–15 лет. Всем понятно, что давно уже они свой срок службы исчерпали, поэтому коррозиционные процессы нарастают. Уже ясно совершенно, что многие участки должны были быть переизолированы давно, этого не происходит. А что такое переизолировать трубопроводы, осуществить их ремонт, требуемую реконструкцию? Это сопоставимо с масштабами развития газовой промышленности страны в период ее ускоренного развития, тогда этими проблемами занималось государство, обеспечивалась могучая государственная поддержка. Сегодня без такой поддержки не обойтись. А в чем она должна заключаться на современном этапе? Прежде всего, должны быть изысканы огромные средства для проведения этой масштабной работы. А что такое масштабные средства? Это, конечно, будет исчисляться ежегодно, в нашем понимании, двумя–тремя миллиардами долларов на восстановление этой системы. Как ее решать? В свое время в стране, вы, наверное, были участниками, в печати, по телевидению много говорилось о состоянии нефтепроводов и ожидаемой нас катастрофе по нефтепроводам. Однако, было принято правильное решение: увеличены тарифы на транспорт нефти за счет увеличения ремонтной составляющей в этих тарифах. Сумели, надо отдать должное, транспортники, нефтяники за очень короткое время восстановить систему и обеспечить ее надежную работу. Тоже самое надо делать здесь. Естественно, это предусматривает увеличение цены газ, увеличим тариф за счет ремонтной составляющей, естественно, и цена на газ должна быть увеличена. В нашем понимании надо подходить к этому вопросу таким образом: или мы в короткое время организуем такие программы, или в ближайшие годы нас ждет очень крупная энергетическая беда, это совершенно определенно, можете запомнить. В энергетической стратегии, конечно, надо предусматривать какие-то крупные проекты по выходу на эти масштабы 900 миллиардов в 2000 году. Такой программой, в нашем понимании, должна стать программа освоения месторождения Ямальского полуострова и создание из него газотранспортных систем. Так как ямальские месторождения находятся ближе других наших месторождений, потребители в центре, на северо-западе страны и к Европейским потребителям, интенсивное развитие региона и создание от него нового газотранспортного коридора из трубопроводов нового поколения, рассчитанных на давление 70 на 120 атмосфер против работающих сегодня систем на 75 атмосфер позволит очень быстро наращивать добычу на Ямале. Мы считаем, что там можно ставить задачу в 2020 году добывать примерно 300 млрд. кубометров, а в дальнейшем выйти на 500–600.

Что при таком масштабном подходе отсюда следует? Надо не забывать, что раньше эти огромные капиталовложения в развитие газовой промышленности окупались за 1.5–2 года, и не надо бояться сегодня реализовать такие проекты. Я думаю, что, если государство энергично займется этой проблемы, обеспечит определенную поддержку, определенные самовложения и иностранные инвесторы появятся. Я не сомневаюсь, что реализация такой программы очень сильно повысит конкурентную способность российского газа на европейском рынке.

Сегодня потребность в газе развивается и в других регионах, и нам нельзя ориентироваться только в одном направлении. Надо формировать, и как можно быстрее, и восточный вектор развития нефтяной и газовой промышленности. Многие выступали сегодня, и очень часто на всех обсуждениях обязательно упоминаются нефтяные и газовые месторождения, все прогнозируют, что вот-вот мы будем добывать. Я участвую в этих обсуждениях 30 лет, и ничего не происходит. Почему не происходит? Все ждут иностранного инвестора, это с одной стороны. А с другой стороны, там есть много других проблем, которые надо решать, я на них дальше остановлюсь.

Мы глубоко убеждены, для того, чтобы толкнуть эту систему и быть зарядом таким, необходимо рассмотреть вариант, и я убежден, что он может очень сильно изменить все экономическое положение страны по созданию системы газопроводов из (неразборчиво) региона севера Тюменской области напрямую до границы с Китаем в районе Манчжурии. В этом случае газопровод пересечет нефтяные и газовые провинции Красноярского края, Иркутской области и пройдет в близи от месторождения в Якутии. Создание такого мощного энергетического и транспортного коридора обеспечивает желание отечественных и зарубежных инвесторов участвовать в развитии месторождений, примыкающих к этому коридору. Что касается месторождений газа в восточной Сибири, так как в нем содержится от 7 до 15 процентов сильнейших химических материалов в деле этана, бутана, пропана, метана, надо запретить использовать этот газ просто в топках без извлечениях этих важных химических элементах. В моем понимании можно создать крупнейшие химические производства в этом районе только потом, когда их отберем, этот газ давать на топливо. В этом случае мы полагаем, что создание такого нового энергетического коридора на ряду с открытой Владимиром Владимировичем Путиным дороги Амур и другими предпосылками, благодаря, прежде всего, мощному энергетическому транспортному такому базису восточные регионы можно реализовать совершенно на других началах, совершенно другими темпами, масштабами. В этом случае мы укрепим нашу роль как евразийского государства и очень желанным и надежным партнером станем у других стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Это в корне изменит и геополитическое состояние в мире, и положение страны в мире, и экономику мы будем развивать совершенно по-другому.

Я думаю, настало время очень решительное, через законодательные акты решать вопрос о создании этих химических производств. Я хочу осветить другую грань этого. Тоже мало, кто задумывается, знает, что продажа на зарубежном рынке не чисто нефти и газа, а химических продуктов может увеличить доходы примерно в 10 раз. Мало того, на душу населения мы, обладая колоссальными запасами нефти и газа, производим химических волокон в 19 раз меньше, чем США, но это, скажем, все как-то привыкли. Но вдумайтесь, мы производим синтетических волокон на душу населения в сравнении с Китаем в 4.5 раза меньше, против Болгарии, Польши, Венгрии, Румынии, мы производим химических волокон и других ценнейших химических материалов высокой степени товарной готовности в 3–7 раз меньше. Нефть, газ – у нас, высоколиквидные, дорогие товары и продукты – у них. С этим надо кончать.

В результате, я бы хотел обратить внимание на следующее. Конечно, в нашем понимании новому Правительству, прежде всего, новой Госдуме и вообще законодательным органам… Сегодня обсуждали все законы туда, сюда, это все правильно, но это все реформирование в надстроечной сфере. А когда же мы, наконец, обратим внимание на крупные, прорывные проекты? Везде в мире на это идет опора для решения каких-то крупных перспективных экономических, социальных и других задач. Поэтому, если в стране будет выработана идеология приоритета газовой промышленности, реализация крупных энергетических, газовых проектов, прежде всего, страна получит реальную возможность развивать не только топливно-энергетический комплекс, не только нефтяную, газовую промышленность, но и обеспечивать модернизацию всех других отраслей экономики. В энергетической стратегии отмечается, почему не намечено развитие нефтяной, газовой промышленности? Потому что решается вопрос, что 40 процентов нашей потребности в нефти и газе должны быть удовлетворены за счет энергосбережения. Последний выступающий прекрасный, конечно, доклад сделал, и очень интересная информация, я, например, с удовольствием ее слушал, но задумайтесь, как мы можем обеспечить экономию ресурсов? Только в одном случае – остановить. Или тогда надо создавать высоко технологичные производства с очень низкими удельными потреблениями топливной единицы продукции. А что это такое? Это радикальная модернизация нашей экономики, радикальная структурная перестройка экономики. А как ее сделать? Где средства взять? Их можно взять тоже только в основном за счет развития нефтяной и газовой промышленности, прежде всего. В этом случае можно образно сказать, что энергосбережения в стране должна обеспечить нефтяная и газовая промышленность за счет зарабатывания большего количества средств и направление этих средств на развитие высоко технологичных производств для выпуска высоких технологий энергоемких, энергосберегающих и так далее.

Хотел обратить внимание вот на что. Крупные проекты, цели приводят к тому, что возникает большая цель, точнее, рождает большую энергию, поэтому постановка перед народом, государством не только удвоение ВВП, борьба с бедностью и конкурентоспособность экономики, но и то, чтобы мы сделали нашу державу великой экономической державой, высокотехнологичной, чтобы мы стали вровень с другими державами за короткий исторический период. Вот такая задача должна делаться. Я обращаюсь к руководству страны, если дойдет, конечно, до них. Неудачный форум у нас проводится, его надо было бы где-нибудь через месяц после того, как все Правительство было бы новое, и послушало, что тут и как надо делать. Думаю, дойдет. С тем, чтобы они понимали, что постановка крупных целей рождает большую энергию, мобилизация народа и экономики для реализации этих целей обеспечивает сплочение народа, единство народа и приводит к очень высоким результатам. Дай Бог, чтобы этот исторический шанс новым Правительством не был бы упущен. Благодарю за внимание. (Аплодисменты.)


М.В.Одинцов

Спасибо. Слово предоставляется президенту Союза независимых производителей газа Баранову Виктору Николаевичу.


В.Н.БАРАНОВ

Уважаемый господин председатель, уважаемые коллеги, позвольте поблагодарить вас за предоставленную возможность выступить на столь представительном энергетическом форуме. От имени Союза независимых производителей газа, профессиональной организации не входящих систем в "Газпром" газовой компании. Высшие органы власти прочно увязывают свои планы по увеличению производства природного газа в стране с деятельностью независимых газодобытчиков. Как указывается, принято Правительством Российской Федерации энергетическая стратегия до 2020 года – рост отечественной газодобычи в ближайшие два десятилетия будет обеспечивать в основном благодаря производственной деятельности, не входящих в "Газпром" бизнесструктур.

нр

Результаты их работы последние несколько лет свидетельствуют о том, что частные компании при благоприятных условиях, безусловно, справятся с решением поставленных авторами стратегии масштабных задач, а, в частности, к добыче к 2020 году около 170 млрд. куб. метров газа. Такая уверенность основывается на устойчивой позитивной динамике развития независимого газового сектора и его ресурсной базе.

Согласно официальным статистическим данным компании, занимающиеся только газовым бизнесом вместе с вертикально-интегрированными нефтяными компаниями уже перешагнули 12-процентный рубеж в совокупном газовом балансе страны и неуклонно наращивают темпы добычи. Так, по итогам 2003 года негазпромовские компании произвели более 75 млрд. куб. метров газа из общероссийских 616. Если учесть, что сумма доказанных запасов природного газа всех независимых производителей превышает 11 трлн. куб. метров, то поставленные в стратегии ориентиры я бы назвал осторожно умеренными. По нашей оценке производство газа частными компаниями газа на территории этого главного газодобывающего района Ямало-Ненецкого округа уже через 10 лет может достичь 160 млрд. куб. метров газа. Более того, многие эксперты уверены, что при благоприятных условиях частные компании вполне способы выйти к 2020 году на уровень добычи 250 млрд. куб. метров газа.

Возможно эти расчеты покажутся слишком оптимистичными, даже самонадеянными, но мы, безусловно, верим в свои силы и считаем, что  газодобывающей отрасли, как системообразующему сегменту национальной экономики должно быть обеспечено приоритетное развитие, если Россия действительно намерена выполнить поставленную Президентом задачу – удвоить валовой внутренний продукт.

В качестве конкретного примера успешной бизнесдеятельности частной компании в газовой отрасли, хотел бы кратко рассказать об одном из учредителей Союзгаза – открытом акционерном обществе "НовоТЭК", крупнейшем в России независимом производителе природного газа.

Эта инновационно ориентированная,  социально-экологически ответственная компания уже 10 лет работает на рынке углеводородов, вложив в этот бизнес более полмиллиарда долларов США.

В 2003 году компания добыла свыше 20 млрд. куб. метров газа и 2,3 млн. тонн нефти и газового конденсата. Только на проведение геологоразведочных работ компания выделит в текущем году 25 млн. долларов. В ее ближайших планах развитие собственной перерабатывающей базы.

Под управлением "НовоТЭКа" находится 5 нефтедобывающих предприятий, компания контролирует 15 лицензионных участков и 17 месторождений с общими извлекаемыми запасами 1,9 трлн. куб. метров газа и около 200 млн. тонн нефти и 160 млн. тонн конденсата.

Руководство компании разрабатывает перспективные планы на ближайшие 20 лет, рассчитав уже к 2008 году выйти на уровень добычи 60 млрд. куб. метров газа. Понимая, что структура разведанных запасов меняется в пользу более затратного газа, локализованного в газоконденсатных залежах, компания уделяет особое внимание применению новейших технологий, таких как геологическое и гидродинамическое моделирование, вскрытие залежей горизонтальными скважинами. Как видите, по своим производительным показателям "НовоТЭК" может сравниться с крупными европейскими газодобывающими компаниями.

Напряженно работает нефтегазовая компания "ИТЕРА" и "Нордгаз", многие другие независимые члены газового сообщества, но я бы не хотел, чтобы у присутствующих в этом зале сложилось впечатление о победном шествии частного газового бизнеса в России. К сожалению, это далеко не так.

Мне уже приходилось в своих публичных выступлениях заострять внимание на проблемах подключения к газотранспортной системе Берегового месторождения в Куровском районе Ямало-Ненецкого округа. Ввод в эксплуатацию Берегового месторождения в мае 2003 года обеспечивает дочерняя структура компании "ИТЕРА" – Сибнефтегаз. Событие это было неординарным. Не так уж часто независимые компании запускают месторождения и удается их осваивать с извлекаемыми запасами более 300 млрд. куб. метров газа. Обустройство Берегового месторождения велось в соответствии с техническими условиями, выданными Газпромом. Под разрешительными документами стоят все виды и подписи. На реализацию этого проекта "ИТЕРА" затратила в общей сложности более 20 млн. долларов. Скоро исполнится год с того, как на береговом месторождении звучали торжественные речи, однако газ с месторождения так и не пошел. Компания несет большие убытки, выполняет все новые и новые технические требования Газпрома, но так и не получила до сих пор от него добро на подключение. У меня все-таки есть надежда на то, что сторонам придется найти компромиссное решение, и газ с Берегового месторождения начнет поступать в магистральный газопровод в заполярный Уренгой, от чего выиграют все: и потребители, и производители.

Приходится констатировать, что фактически закрепленное в законодательном порядке равное право доступа к газотранспортным системам для всех газодобывающих компаний остается лишь на бумаге. Эту проблему мы по-прежнему относим к числу наиболее острых. И, к сожалению, до сих пор не урегулированы отношения между независимыми производителями и "Газпромом". В декабре прошлого года "Союзгаз" был вынужден обратиться с письмом  в Правительство Российской Федерации с просьбой оказать содействие в ее решение. Мы благодарны Министерству экономического развития, которое достаточно оперативно отреагировало на наши обращения и содействовало улаживанию возникшей тогда сложной ситуации с выдачей разрешения на прокачку газа независимых производителей в 2004 году.

Во избежание повторения таких ситуаций в будущем мы предлагаем разработать и главное – внедрить в повседневную практику четкие и ясные для всех участников газового рынка правила использования ГТС.

Вопросы интеграции независимых производителей газа в газовую отрасль были в центре внимания нескольких рабочих групп и комиссий в различных ведомствах и министерствах, которые проводили некоторую работу, в том числе по решению указанной выше транспортной проблемы. Но даже при всем при том, что сейчас меняется Правительство, мы составляем по-прежнему определенные надежды, связанные с деятельностью Правительства по использованию системы нефтегазопроводов и нефтепродуктопроводов и созданию в ее составе рабочей  группы по газу.

Главный упор в своей работе эта группа, по нашему мнению, должна сделать на координации усилий министерств и ведомств, и хозяйствующих субъектов по разработке государственной программы реконструкции, перевооружения и развития газотранспортной системы, интегрированной в концепцию реформирования газовой отрасли. Как известно, такая концепция должна быть представлена в Правительство в мае этого года. Мы надеемся, что это произойдет все-таки.

Независимые производители газа не раз заявляли о своей готовности участвовать в развитии национальных газотранспортных мощностей. Но здесь нужны простые, понятные всем нормы или, если хотите, гарантии права на долгосрочную прокачку газа по созданным с нашим участием транспортным маршрутам. При этом право принятия решений подключения газопроводов, отводов к газотранспортной системе при вводе новых месторождений должно перейти от "Газпрома" к государству. К ведению госструктур необходимо отнести и вопросы загруженности транспортных мощностей, в ом числе и продажу мощностей на вторичном рынке, иначе нам не избежать повторения конфликтной ситуации, как это имеет место на Береговом месторождении. Еще один важный аспект транспортной проблемы – тарифы на пользование газотранспортной системы.

"Союзгаз" вносит свои предложения по разработке методик расчета регулируемых тарифов на услуги по транспортировке природного газа по магистральным газопроводам. Проще говоря, речь идет о том, как рассчитывать транспортный тариф. Сегодня независимые производители платят 16 руб. 56 коп, без учета НДС за транспортировку 1 тыс. куб. метров газа по 100 км газопроводов, не зная, сколько стоит прокачка, амортизация, операционные услуги и так далее. А ведь тарификация транспортных услуг является одним из базовых условий равноправного хозяйствования всех участников рынка газа. Как известно, основные проблемы транспортной работы приходятся на газ "Газпрома", который имеет возможность финансово усреднять стоимость транспортировки по всем направлениям. Территориальное же расположение месторождений независимо от их производительности таково, что большая часть региональных рынков для них закрыта из-за слишком высоких транспортных затрат.

Существенную проблему представляет собой несоответствие между дифференцированной структурой оптовых цен на газ, незначительно зависящих от расстояния транспортировки и линейной стоимости транспортировки газа. Решить эти проблемы некоторые специалисты предлагают путем введения двуставочного тарифа. При этом первая ставка рассчитывалась бы на основании консолидированных, условно постоянных расходов субъекта регулирования и дифференцировалась бы по зональному принципу, сходному с дифференциацией оптовых цен по зонам. Вторую ставку предлагается рассчитывать на основании консолидированных, условно временных расходов и взимать по линейному принципу.

Мы считаем, что идея двуставочного тарифа заслуживает внимания. Однако она пока недостаточно аргументирована. Слабо, в частности, просматриваются экономические последствия ее введения для добывающих компаний. По предварительным оценкам постоянная часть тарифа или плата за мощность составляют около 90 процентов. Практически не учитываются расходы на транспорт. По нашему мнению для перехода на единые для всех участников рынка транспортные тарифы необходимо применить принцип соответствия системы регулирования тарифа на транспортировку газа и системы регулирования оптовых цен на газ. Реализация этого принципа позволит частным компаниям продавать свой газ на территории всей России, а не только в регионах, прилегающих к месту добычи. Независимые эксперты отстаивают также свою принципиальную позицию  необходимости внедрения зональной дифференциации транспортных тарифов на том основании, что все основные месторождения газа расположены в одном районе – Ямало-Ненецком автономном округе. Таковы вкратце наши предложения по разработке четкой, ясной и понятной ля всех методики расчета тарифов на транспортировку газа. Следовало бы добавить, что такой тариф должен включать в себя инвестиционную составляющую с направлением полученных средств на развитие газотранспортной системы. Имеется в виду, что государство могло бы таким образом аккумулировать на эти цели средства независимых производителей.

В настоящее время есть примерно 35 десятка узких мест в газотранспортной системе, расшивка которых позволит значительно увеличить пропускную способность газотранспортной системы.

На этот счет есть несколько интересных предложений, например, Федеральной энергетической комиссии о том, чтобы Минэнерго возглавило процесс выдачи независимым производителям разрешений на строительство некоторых технических объектов газотранспортной инфраструктуры: лупингов, перемычек и других с последующим выкупом их "Газпрома". В любом случае контролировать процесс расширения ГТС и подключения хозяйствующих субъектов к новым системам должно государство. Но нужно разработать механизм вложения и возврата средств инвесторов в строительство новых газопроводов, без чего вряд ли стоит ожидать значительного притока финансовых средств в эту сферу.

Как я уже сказал, при благоприятных условиях независимые производители способны значительно повысить ориентиры, поставленные для них в Энергетической стратегии. Под этим понятием "благоприятные условия" мы понимаем не получение каких-либо исключительных прав, а просто создание равных  условий хозяйствования для всех участников формируемого рынка газа. Принципы равенства также должны быть применимы к деятельности крупнейшего российского газодобытчика – "Газпрома", так и к вертикально-интегрированным нефтяным компаниями, так и к независимым добытчикам газа. Равные условия – это значит равный доступ к газотранспортной системе, равный доступ к рынку газа и, самое главное, равная ответственность за газоснабжение страны наравне с главным нашим газодобытчиком, в том числе и потребителей с низкой платежеспособностью. И, конечно же, независимым производителям необходима возможность экспорта природного газа в страны Дальнего Зарубежья. Мы считаем, что доступ независимых производителей к экспорту стал бы еще одним важным рычагом выравнивания условий хозяйствования. Разумеется, этот процесс должен быть организован так, чтобы отрасль продолжала стабильно работать в плане бесперебойного обеспечения российских потребителей, в том числе и по регулируемым ценам, и ни в коем случае не обрушило бы рынок газа европейский, на который мог бы поступать экспортный газ.

Не вдаваясь в детали, скажу, что мы подходим к вопросу об экспорте с осторожностью. Поспешные, непродуманные шаги в этом направлении могут принести больше вреда, чем пользы. Уверен, что стороны должны активно подключиться к этому поиску формулы участия независимых в экспорте, так как это мощный источник привлечения дополнительных сетей в газодобычу.

Необходимо также обратить внимание будущему Правительству и нашим законодателям, в частности, Совету Федерации на то, что многие наши правоотношения и наши бизнес-проекты, которые сейчас происходят, укладываются в прокрустово ложе современного законодательства, которое, по сути, тормозит развитие некоторых сфер бизнеса. В частности, можно сказать, нужно провести анализ нормативной базы, которая регламентирует, в частности, закон о газоснабжении, где должны быть решены вопросы, прописаны вопросы ответственности независимых производителей как "Газпрома" наравне с ответственностью за снабжение Российской Федерации в целом, а также должны быть рассмотрены возможности и порядок доступа систем на равных условиях.

Нельзя не сказать и о вопросах недропользования, в частности о законе о недрах, в котором должны быть просмотрена и встряхнута вся архаика, которая регламентирует сегодня вопросы геологоразведки, в частности, а также еще более частный порядок – это разведка и освоение  трудно извлекаемых запасов, в частности, Ачимовских горизонтов, на которые сегодня возлагается основная наша надежда, и только взоры всех газовиков обращаются на то, что основные запасы газа, которые будут извлекаться и которые возможно еще извлечь, все расположены  в этих горизонтах.

Нельзя не коснуться вопросов налогообложения, в частности, ставки НДПИ, которая должна стать объектом пристального внимания всех наших высших органов власти.

И последний вопрос, который имеет отношение к нашим представителям органов власти, которые будут разрабатывать нормативные акты, это, конечно, закон о … (неразборчиво) транспорте, где, в частности, должны быть урегулированы вопросы доступа всех производителей газа, всех недропользователей, которые добывают газ, к газотранспортной системе Российской Федерации.

Хотел бы подчеркнуть, что на сегодняшний день, и это общепризнанный факт, сложились объективные причины для серьезного реформирования газовой отрасли. Независимых  производителей газа, предлагающих свои варианты решения множества накопивших проблем, движет не реформаторский зуд, как это можно иногда услышать, а стремление сформировать истинно свободный рынок газа в Российской Федерации с равными условиями для производства финансовой деятельности и всех его участников.

Надеюсь, что выработанные на нашем форуме предложения и рекомендации будут учтены заинтересованными государственными структурами и помогут более эффективной реализации огромного газового потенциала России. Благодарю вас.


М.В.ОДИНЦОВ

Спасибо, Виктор Николаевич.

Уважаемые участники форума, повестка дня нашего пленарного заседания исчерпана. Я напоминаю вам, что завтра – 4 марта пройдут три "круглых стола": в РАГСе "ТЭК России. Стратегия роста", один в Государственной Думе – недропользование и один в Совете Федерации "Государственное регулирование естественных монополий. Тарифная политика ТК". 5 марта пройдут еще два "круглых стола" в рамках нашего форума: в Президент-отеле "Либерализация рынка энергоносителей" и в Совете Федерации – "Энергосберегающие технологии – основа устойчивого развития ТЭК".

Мы ждем вас завтра, послезавтра. А сегодня желаем всем удачного дня.